Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Иные догматы. Мастер и Маргарита". Часть I.

Иные догматы. «Мастер и Маргарита».

Муфтий: Турки, турки, кто он иста? Анабаптиста? Анабаптиста? - Турки: Йок.
Мольер.

А сову эту мы разъясним.
Михаил Булгаков.


Я пока ещё остаюсь живым свидетелем того, как в середине 70-х, даже и ближе к концу 70-х в народ московский отчаянным образом ворвался роман М.Булгакова «Мастер и Маргарита». Роман этот с самого начала произвёл некоторое особое впечатление - и впечатление это, привкус этот, остались при «Мастере и Маргарите» до сих пор, лишь усугубившись. Все немедленно поняли - кто на интуитивном уровне, не умея высказать, а кто и умея - поняли тогда, и понимают теперь то, что этот роман не только беллетристика, но ещё и вероизложение, вероучительная книга, «символическая книга». Вероучительная, то есть предлагающая читателю положения некоторой веры, так что уже тогда, в 70-х, мы начали спорить, пытаясь решить вопрос: к какой именно из христианских ересей относиться «Мастер и Маргарита». К какой рубрике обширного классификатора христианских ересей относится роман Булгакова, потому что с учётом богатого опыта человечества, выдумать принципиально новое еретическое учение вряд ли возможно.

Тогда мы весьма продвинулись в работе, решив, по моему мнению, эту задачу - даже и не располагая сегодняшними возможностями; впрочем, и Библия, и труды отцов Церкви, и труды по истории христианства, и многая прочая литература были (при некотором желании, прилежании и финансовых расходах) доступны нам и тогда. Теперь я решил вернуться к этой работе, немного обновить её и выложить в сеть - на обозрение и для памяти - в силу недавнего разговора со свойственницей, преподавательницей литературы. Она, человек, получивший строгое православное воспитание, призналась в душевных неловкостях при преподавании «Мастер и Маргарита», ибо считает эту книгу «сатанинской».

Collapse )

О памятниках.

Поскольку памятники стали животрепещущей темой, проклятым вопросом, красной нитью и обнажённым нервом дня сегодняшнего, не премину поделиться собранными мною сведениями о состоянии европейского монументального искусства.

Памятник 1. Пастырь.
Collapse )

Памятник 2. «Королева с ёршиком».
Collapse )

Памятник 3. Ужасы индустриального мира.
Collapse )

Памятник 4. Кунктатор над Намюром.
Collapse )

Памятник 5. «Её же и монаси приемлют».
Collapse )

Памятник 6. Памятник неистовой любви селян к св. Антонию Падуанскому.
Collapse )

Памятник(и) 7: Весёлые саксофоны.
Collapse )

Гляньте, что за диво.

Вся запись: http://umbloo.livejournal.com/357561.html



Это божество Ди-цзян (帝江, «Государь-Разлив» или «Предок-Река»), обитающее в западных горах, то ли в Ганьсу, то ли в Синьцзяне, близ Цветочной реки и Долины Кипящих ключей. «Там живёт бог, похожий на бесформенный мешок, красный, как огонь. У него шесть ног, четыре крыла. Это — Хаос. У него нет ни лица, ни глаз. Он может петь и танцевать. Это и есть Предок-река (Дицзян)»

Меткое московское слово.

Девушка в электричке рекламирует товар:


- Православная энциклопедия. Чтение для всей семьи. Узнаете, как вести себя в храме, как молиться, исповедоваться, прОчИщаться...


Оказался рядом, доподлинно услышал.

Попытка эпитафии.

Были и есть Христа ради юродивые. Были и есть такие, как вывел Лесков: чрева ради юродивые. Преставившаяся Новодворская была, несомненно, юродивой; и божком её, кумиром её, была ненависть. Эдакий чёрный идол со всякими ликами - то социал-дарвинизм, то ещё какой "изм", то - и чаще всего - просто ненависть к тому, что жизнь идёт не по тем лекалам, что сиюминутно вырабатывал её очень больной мозг.
Ненависти ради юродивая.

Христос воскрес!

Воскрес к общей радости и в точном соответствии с членом 7 Символа веры: "Царству Его не будет конца", если кто запамятовал.

Так что с праздником!

Пора бы прийти весне, пора бы наступить Пасхе.

А сегодня Благовещенье.
______________________

Жестяной петушок.

Вот вы все учите, постигаете пучину моря, разбираете слабых да сильных, книжки пишете и на дуэли вызываете - и все остается на своем месте; а глядите, какой-нибудь слабенький старец святым духом пролепечет одно только слово... и полетит у вас все вверх тормашкой... А.Чехов

Я получил пачку верно оформленных бумаг и отдал деньги.

- Живите - сказал продавец. - Дом хороший, сухой. Вот календарь молний - он передал мне листок разграфленный синей шариковой ручкой. - На следующий год вам новый дадут.
- Молний?
- Я не говорил и не стану. Сами придут, расскажут. Ну, живите - он отмахнулся от дальнейших расспросов.

Я не настаивал. Настаивать не стоило. Когда с тобой происходят чудеса, надо замереть - я и замер на весь срок сделки и, кажется, достоверно получил теперь отличный, хороший и сухой дом над речкой, против монастыря, около чистого леса, почти задаром - если назвать так все мои средства.

Collapse )

Классики - современникам.

Велик Розанов. И непреходяще современен - ведь персонажи его вечны.


.... Так вот в чем дело и вот где корень расхождения московских друзей 40-х годов, которое определило собою на семьдесят лет ход русской общественности и литературы. Дело было вовсе не в "славянофильстве" и "западничестве". Это - цензурные и удобные термины, прикрывавшие собою далеко не столь невинное явление. Шло дело о нашем отечестве, которое целым рядом знаменитых писателей указывалось понимать как злейшего врага некоторого просвещения и культуры, и шло дело о христианстве и церкви, которые указывалось понимать как заслон мрака, темноты и невежества; заслон и - в существе своем - ошибку истории, суеверие, пережиток, "то, чего нет".

- Религии нет, а есть одна осязательность, реальность, один материальный мир; предмет физики, химии и биологии.

- Души нет. Загробного мира нет. Наград и наказаний за эту земную жизнь нет. Бога нет.

- История - путь ошибок и суеверий. Нужно все начинать сначала. История реальная началась с Французской революции, и ее продолжаем, - т.е. поддерживаем принципы Французской революции, - мы, Стасюлевич, Некрасов, Щедрин, Краевский и передовые профессора университетов.

- Россия не содержит в себе никакого здорового и ценного зерна. России собственно - нет, она - только кажется. Это - ужасный фантом, ужасный кошмар, который давит душу всех просвещенных людей. От этого кошмара мы бежим за границу, эмигрируем; и если соглашаемся оставить себя в России, то ради того единственно, что находимся в полной уверенности, что скоро этого фантома не будет; и его рассеем мы, и для этого рассеяния остаемся на этом проклятом месте Восточной Европы. Народ наш есть только "среда", "материал", "вещество" для принятия в себя единой и универсальной и окончательной истины, каковая обобщенно именуется "Европейскою цивилизациею". Никакой "русской цивилизации", никакой "русской культуры"...

Но тут уже даже не договаривалось, а начиналась истерика ругательств. Мысль о "русской цивилизации", "русской культуре" - сводила с ума, парализовала душу... Это было то черное, что если не заставляло болеть и умирать Стасюлевичей и Краевских, Пыпиных и других профессоров, то лишь единственно потому, что они были в обладании всеми средствами, чтобы заставить умереть и захворать своих противников. В "обладании всеми средствами": ну, понятно, какие это "средства" в духовном мире, в идейном мире. Это - лишение права слова; моральное его лишение, литературное его лишение. Белинский дал понять "своим", т. е. дал понять всей читающей России, что славянофильство есть некоторое "неприличное место" в духовной жизни нашего общества. Писарев, которому вся Россия также кинулась навстречу, - называл славянофильских писателей и ученых "Ванькиной литературой".

- Потому, что они верят в Бога и признают Россию.
...