Category: религия

На кухне.

Он сидит со мной на кухне, этот немолодой человек. Он пьёт коньяк. Глаза его смотрят сквозь меня. Он говорит.

- Я живу под чужой фамилией. Фамилия бабки по отцу. Она бросила семью свою, купеческую, в нулевых - в ихних нулевых, не в наших, -  и (так мы думаем по обмолвкам, хотя не знаем точно) - ушла в социалисты-революционеры. То есть, в эсеры. Ты не знаешь. Что, знаешь? Да что ты знаешь - они метали бомбы. А потом они стали большевиками. Это ясно, кем же ещё они могли стать? И в двадцатые вышла замуж за молодого инженера авиационной техники. И семья у них составилась, только взяли его после Испании - там мессершмиты летали быстрее и лучше. И расстреляли его - тогда уже замнаркома. А бабка-то, эсерка, подпольщица, бомбистка, сообразила: сыну дала свою фамилию и уехала из Москвы. И я родился уже под её фамилией. В 70-х она стоя навытяжку слушала репортажи с парадов на Красной площади. И маршировала под музыку на месте - это сам я помню.

- Ты помолчи. Потому что дед мой, по матери, служил в военных инженерах. Преподавал в академии Куйбышева. Однажды, летом, отправил он от московской жары бабку на дачу. И через краткое время схватило его - аппендицит - и спровадили его в госпиталь. Когда вернулся, на двери квартиры печать на бумажке. Он к соседям - что? как? - Приходили - боязливо говорит сосед, - я сказал, что в больнице. Они потоптались и ушли. И ты уходи. Он в академию звонит: что? как? - Приходили - боязливо говорят оттуда, - мы сказали, что в больнице. Они потоптались и ушли. И ты не звони.

Сорвал он печать, стал жить в своей квартире. А что делать? Никому не звонил, проедал денежные запасы. Бабке сказал, чтобы затаилась. А по зиме позвонили: что это вы на службу не ходите? В академию срочно, мать твою, - у вас командировка на финский фронт. Как рвать оборону. Обследовать по инженерной части, должить.

Обследовал, доложил. Оборону прорвали. Деду по завершении орден Красного знамени.

- Ты помолчи. Потому что отец деда этого, который с орденом, то есть прадед мой, сам на той даче в то время сад устраивал и дом строил. Крепкий дом. С печкой, верандой остеклённой, с надстройкой. И сад - яблони всех сортов, чтобы зрели от июля до ноября. И груши - маленькие, жёлтые сладкие. И малина. И крыжовник. Рай земной, это я от души тебе скажу. Все лета мои детские там жил. В семьдесят шестом снесли эту дачу. Дали по три рубля за плодовое дерево. Построили общежитие текстильного техникума.

И отец деда, он сам из Белоруссии,  был раввин в том месте. Так он решил, что в том месте не хватает раввина. И к нему по субботам ездили из шести окрестных станций. Справлять шаббат. А не в день субботний, делал он модельную обувь - резал колодки, натягивал кожу, строил подошвы, по мерке, подд клиента. К нему, таясь, из Москвы жёны министров приезжали. Дядя мой говорит: два комплекта инструмента у него было. Один - бери, внук, строгай, режь, играй, учись, не жалко. Но не дай Яхве взять сокровенный ножичек острейший или что ещё из обувного набора - бит будешь страшно.

И бит бывал мой дядя. Потому как не удержишь малого от искуса попробовать тончайшие ножички и стамесочки для резки твёрдого дерева для обувных колодок.

А сдавал он комнату пьянице Феде, православному, русскому краснодеревщику. И к тому тоже ездили министерши ли, не министерши - но люди важные. Потому что он делал им мебель. И жили они, лаясь, но жили дружно. В Москве - власть в сорока километрах; а они жили - раввин-сапожник и Федька-столяр. А дед в академии Куйбышева, с орденом за прорыв линии Маннергейма.

- Ты помолчи. Мама моя и папа сошлись: у одной отец с орденом в академии; а дед - раввин, обувщик подпольный; министерш государственных незаконно обслуживает; и комнату антисемиту-Федьке, пьянице, краснодеревщику сдаёт; а папа живёт под чужим именем: так решила мать его, эсерка, бомбистка, подпольщица; она потом, в семидесятые,  стоя навытяжку, слушать будет репортажи с парадов на Красной площади. И маршировать под музыку на месте - это сам я помню.

- Сошлись они - говорит мой друг - и я родился. Думал, в 90-е бизнес делал, выжил, во - молодец! Крут! Теперь смотрю навзад, и понимаю - да нет, не понимаю. Себя жалко, неловко. Голова кругом идёт. Выпьем.

И мы пьём. И смотрим сквозь друг друга, сквозь стены, в пространства времени и густой нашей земли, со всеми её корнями и червяками; и объемлет нас эта земля - суглинистая ли; чернозёмная ли; но густая и терпкая, неизбывная, любимая и проклятая.

И ничуть она не за холмом.

Иные догматы. Мастер и Маргарита". Часть I.

Иные догматы. «Мастер и Маргарита».

Муфтий: Турки, турки, кто он иста? Анабаптиста? Анабаптиста? - Турки: Йок.
Мольер.

А сову эту мы разъясним.
Михаил Булгаков.


Я пока ещё остаюсь живым свидетелем того, как в середине 70-х, даже и ближе к концу 70-х в народ московский отчаянным образом ворвался роман М.Булгакова «Мастер и Маргарита». Роман этот с самого начала произвёл некоторое особое впечатление - и впечатление это, привкус этот, остались при «Мастере и Маргарите» до сих пор, лишь усугубившись. Все немедленно поняли - кто на интуитивном уровне, не умея высказать, а кто и умея - поняли тогда, и понимают теперь то, что этот роман не только беллетристика, но ещё и вероизложение, вероучительная книга, «символическая книга». Вероучительная, то есть предлагающая читателю положения некоторой веры, так что уже тогда, в 70-х, мы начали спорить, пытаясь решить вопрос: к какой именно из христианских ересей относиться «Мастер и Маргарита». К какой рубрике обширного классификатора христианских ересей относится роман Булгакова, потому что с учётом богатого опыта человечества, выдумать принципиально новое еретическое учение вряд ли возможно.

Тогда мы весьма продвинулись в работе, решив, по моему мнению, эту задачу - даже и не располагая сегодняшними возможностями; впрочем, и Библия, и труды отцов Церкви, и труды по истории христианства, и многая прочая литература были (при некотором желании, прилежании и финансовых расходах) доступны нам и тогда. Теперь я решил вернуться к этой работе, немного обновить её и выложить в сеть - на обозрение и для памяти - в силу недавнего разговора со свойственницей, преподавательницей литературы. Она, человек, получивший строгое православное воспитание, призналась в душевных неловкостях при преподавании «Мастер и Маргарита», ибо считает эту книгу «сатанинской».

Collapse )

Путевые зарисовки.

IMG_4630Местность окрест Гаронского и Южного (Лангедокского) канала хороша и способствует приятному велопутешествию, особенно с учётом красного, розового, и шипучего, что производят в тамошних винодельнях.
Collapse )
 

О премудрых шилишперах

Нам в школе говорили - любите мужичка из рассказа Чехова "Злоумышленник" - он жертва царизма; интересно, как его любили пострадавшие жертвы железнодорожного крушения, когда рельсы срывало со шпал, и поезд шёл под откос - гайки-то ушли на ловлю шилишпера?

Много, много кругом шилишперов, пойманных на такую снасть. Некоторые отличаются умом и начитанностью - прямо премудрые шилишперы.

- А тиранит Б, а А - негодяй - тут заглатывается наживка.
- Значит Б - хороший человек, если А - негодяй - подсечка.
- Значит Б во всём поступал, поступает и станет поступать хорошо! - рывок, и трепещется шилишпер на берегу, раззявливая пасть в невразумительных звуках. Готов.

Это гордыня и неверие. Это удивительная неспособность понять, что тиран тиранит не одних лишь праведников, и что мучения не всегда очищают (а зачастую опускают ниже некуда). Сажал ли Сталин - помимо безвинных людей - воров и убийц? Непременно. Спас ли Сталин Москву осенью 41-го? Здесь шилишпер осекается. Не может тиран спасти Москву, это не по-тирански. А почему, собственно? Почему тиран не может спасти Москву? Какие сатанинские скрижали запрещают ему спасать Москву? Но шилишпер, судя по всему, видит в этом апологию т.Сталина. Это гордыня и неверие. Зло и добро в одном человеке лежат на разных чашах весов, а итог дано подбить лишь Богу. Нам дано (оказывается, теперь это вольнодумство и какая-то ересь даже) - говорить о содержимом этих чаш порознь. "Это хорошо. Это плохо в том же самом человеке" - не имея в виду покушаться на вычисление баланса. Потому что баланс - Божье дело. А ставить себя вместо Бога к этим весам? Не самонадеянно ли? Не кощунственно ли?

Академик Сахаров предлагает топить Америку подводным ядерным зарядом. Самарин со слезами в голосе кодифицирует розги для крестьян. Савл гоняет Стефана каменюкой. Я обожаю Клио, как всегда обожал безнравственных дам. Я счастлив возможности назвать кого-то молодцом сегодня, мерзавцем завтра, и молодцом послезавтра - по факту, безо всяких идеологий. И, слава Богу, что мне не дано считать баланс пороков и добродетелей.

Так и с Пусси Райот. Они мерзавки, поганки. Мерзавки и поганки, неправедно и гнусно терзаемые другими мерзавцами и поганцами. И шалости их в храме никогда не станут богоугодным делом от одного этого обстоятельства. Несправедливость, глумящаяся над поганством, не делает из поганства праведности. Равно они не станут праведными оттого, что на плакатике было написано «Путин», а не другое слово из пяти букв – или из трёх. Возможно, что в тюрьме они увидят свет, прозреют от него и на чашу должных весов лягут какие-то их будущие, отменные и плодотворные дела - прекрасно! Улита едет, когда-то будет. Только на другой чаше останется прежняя грязь и никуда она не денется - до окончательного расчёта. Дико видеть в их плясках некоторые богоугодные дела, проявления "исконного христианства", признаки праведности, "карнавализацию", мать ея ети, - это один только дешёвый эпатаж, признак дурачины. И никакие кандалы не сделают из эпатажной прошмондовки Орлеанскую деву или леди Годиву - тем более что для последней им не хватает шевелюры.

Говорите о законе, что должен быть равно и адекватно справедлив к бомжу, насравшему в подъезде, и к девицам, кто отплясывали в храме - и это будет верный разговор. Но общественный пафос, рядящий сраньё в сакральные ризы и производящий великомучеников из любого подручного материала есть не более и не менее коллективного умопомешательства.

Ботиночки он носит на рипах!

Читайте у rus_turk

...
Вскоре произошло событие, из–за которого Мулло–Туроб был вынужден покинуть медресе Мир–Араб. Дело обстояло так. Мулло–Туроб привез из Самарканда кожаные калоши казанского шитья и, надев их, впервые вышел во двор медресе. Спиртовые подошвы при каждом шаге издавали скрип. Те самые муллы, которые из–за бесшумности резиновых калош обвиняли Мулло–Туроба в «воровстве», теперь решили найти причину, почему эти калоши скрипели, и возвести какую–нибудь новую клевету на их владельца. Самые «догадливые» из них утверждали, будто здесь кроется какая–то тайна и ничего не будет удивительного, если окажется, что «урусы» написали имена Аллаха и его пророка Мухаммеда на пластинке меди, засунули пластинку под подошву калош, чтобы священные имена при надевании обуви оказывались внизу и подвергались поруганию.

Некоторые муллы советовали подговорить его учеников и, когда Мулло–Туроб войдет в мечеть читать намаз, украсть его обувь. Подошву можно будет разорвать и посмотреть, заложены ли там внизу имена бога и пророка. Если это действительно так, то грех Мулло–Туроба будет доказан и законоведы подтвердят, что он стал неверным — кафиром. Тогда не трудно будет подвергнуть его самому суровому наказанию.

Другие же не считали подобную меру подходящей. Они говорили: «А что, если из калош не удастся извлечь имена бога, а Мулло–Туроб, увидев пропажу обуви, пожалуется верховному судье и тот начнет ругать мулл за испорченные калоши русского шитья? Все это для нас тогда может плохо кончиться!».

В конце концов решили поручить какому–нибудь ученику незаметно выпытать у Мулло–Туроба, что кладут «урусы» при шитье в обувь для скрипа. Вполне возможно, что в таком случае Мулло–Туроб простодушно все откроет и тогда станет ясно, как надо с ним поступить. ...

(no subject)

Бертольд Брехт.

Притча Будды о горящем доме.

Гаутама Будда говорил
О колесе алубы,
К которому мы прикованы, и учил,
Отринуть все вожделения и, таким образом,
Избавившись от желаний, войти в ничто, называемое им нирваной.

Однажды ученики спросили его:
- Какого это Ничто, Учитель? Мы все стремимся
Отринуть, как ты призываешь, вожделения, но скажи нам,
Это ничто, куда мы вступим,
Примерно то же, что единосущность со всем сотворённым,
Когда бездумно лежишь в воде в полдень,
Почти не ощущая тела лениво лежишь в воде или проваливаешься в сон,
Машинально натягивая одеяло, что падаешь во сне?
Так же прекрасно твоё ничто, доброе ничто,
Или твоё ничто - это обыкновенное ничто, холодное пустое и бессмысленное? -
Будда долго молчал, потом небрежно бросил:
- На ваш вопрос нет ответа. -
Но вечером, когда ученики ушли,
Будда всё ещё сидел под хлебным деревом
И рассказывал другим ученикам, тем, кто не задавал вопросов,
Такую притчу:

Недавно я видел дом. Он горел. Крышу
Лизало пламя. Я подошёл и заметил,
Что в доме ещё были люди. Я вошёл и крикнул,
Что крыша горит, призывая тем самым
Выходить скорее. Но люди,
Казалось, не торопились, расспрашивая,
Как там на улице, найдётся ли там другой дом,
И ещё в этом роде. Я ушёл,
Не отвечая. "Такой человек сгорит, задавая вопросы," -
Подумал я.
В самом деле, друзья,
Тем, кому земля под ногами ещё не так горяча,
Чтобы они были готовы
Обменять её на любую другую, тем советовать нечего.
Так сказал Гаутама Будда.


канделябр

Недорезанный Кристобаль


- Что самое интересное в книге? Комментарии. -
Мой друг, профессор NN. Сын крестьянина.

Стругацкие: комментарий для генерации NEXT. Леонид Ашкинази. С сайта
http://rusf.ru/abs/. Наводка [info]viktorianec .

Комментарий Л.Ашкинази:

КАФОЛИК — католик, устаревшее написание с фитой и соответствующее произношение; Выбегалло употребил архаизм для того, чтобы подчеркнуть свой патриотизм, почвенность (см. самозапиральник):

«— Ничего, ничего, — сказал Выбегалло. — Это вам не Португалия. Критики не любите. Лет триста назад я бы с тобой тоже не особенно церемонился, КАФОЛИК недорезанный». — ПНВС.

Да будет известно поколению "Next", кто бы это ни был: комментарий неполон. Упущена соль.

От начала христианства до IX в. во всем мире существовала одна Христова церковь, вселенская, или кафолическая. С IX в. началось и в XI в. окончательно совершилось распадение ее на две отдельных церкви — восточную и западную, причем каждая из них оставила за собою название кафолической, или, по латино-романскому произношению, католической. Более точно называть их восточно-кафолическою и римско-католическою. Брокгауз-Ефрон

Тем самым, подчёркивание почвенности сыграло с Выбегалло дурную шутку и он обозвал Хунту недорезанным православным христианином.

Отмечу, что в издании БСФ, 7 том, было напечатано "кафолин". Что вызывало много умствований. Но это дела минувших дней, поколения PREVIOUS.



дизайн магазина

Пути и открытия.

"Цель оправдывает средство" - многажды выставленная на многие щиты максима с указанием на иезуитов. Вместе с тем, иезуит Герман Бузенбаум ("Основы морального богословия", 1645 ) писал так: "Кому дозволена цель, тому дозволены и средства" (Cui licitus est finis, etiam licent media). Разница огромная. Кому дозволена, вовсе не безличное "оправдывает", вообще и всегда оправдывает. Совершенно иной смысл.

Большой словарь крылатых слов русского языка (Берков, Мокиенко, Шулежкова) упоминает Маккиавели, Гоббса и Паскаля.

Гоббс: "Поскольку тому, кому отказывают в праве применять нужные средства, бесполезно и право стремиться к цели, то из этого следует, что раз всякий имеет право на самосохранение, то всякий имеет право применить все средства и совершить всякое деяние, без коих он не в состоянии охранить себя." Опять же, не "цель оправдывает." Описана ситуация: "самосохранение" и "имеет право".

Маккиавели: "О действиях всех людей, а особенно государей, с которых в суде  не спросишь, заключают по результату, поэтому пусть государи стараются сохранить  власть  и  одержать  победу.  Какие  бы  средства  для  этого  ни употребить,  их  всегда  сочтут достойными и  одобрят, ибо чернь прельщается видимостью и успехом, в мире же нет ничего, кроме черни, и меньшинству в нем не остается места, когда за большинством стоит государство." Речь именно о государе, о средствах к достижению конкретно описанных целей, определён смысл оправдания.

Паскаль: (от лица оппонента): "Мы исправляем порочность средств чистотою цели." Цель должна быть чиста, дабы оправдывать порочные средства.

Итак, в афоризме выхолощено всё - субъект, объект, условия действия. Но он стал красив и краток. Общеизвестно, что умственные способности спартанцев сильно ослабили две вещи - постоянное купанье и лаконический разговор; так и  иная фраза, купаясь в потоке времени, обтачивается струями до блестящего краткого изречения: бессмысленного и никак не соотносящегося с исходным высказыванием.



цветная лазерная печать