Category: происшествия

Николай Эрдман, "Самоубийца".

Театр СТИ, режисёр Сергей Женовач. Эрдман, «Самоубийца».

А теперь вычёркиваем всё, кроме: «Самоубийца». Николай Эрдман.

Этот спектакль параллельно идёт и в ФЭСте. Там не был, сказать ничего не могу. Но, думаю, смотреть можно в любом театре, где актёры членораздельно доносят текст, и не мешают слушать, отвлекая проявлениями чрезмерной активности на сцене; где режиссёр поприжмёт в себе горделивое желание себя показать. Чем хороша эта постановка? Тем, что режиссёр проявил должный такт к тому, чьи слова взял в руки. Почему туда стоит идти? Чтобы выслушать со сцены «Самоубийцу» Николая Эрдмана. Чтобы прочесть эту книгу в хорошем изготовлении – на правильной бумаге, с отчётливым шрифтом, в ложащемся в руку переплёте.

В СТИ сделано именно так, чтобы не мешать слушать эту пьесу; её оформили достаточно скромными, но достойными сценическими средствами: мизансцена проста – два ряда сплошь поставленных дверей, в два яруса, оттуда входят, туда выходят, там появляются актёры; и актёры играют, как хор – они при тексте. Они доносят текст. Потому что залом правит текст пьесы Эрдмана.

Её запретили в 1931; в 1932; в 1982 и ещё много раз её запрещали; её вполне могут запретить сегодня – полиция Путина; завтра – полиция Навального; послезавтра – какие-нибудь китайские городовые. В этой пьесе каждая фраза – афоризм, каждые несколько минут – блестящая острота. Почему же зал не смеётся взахлёб, а как-то нервно подхохатывает? Почему этот шедевр не разошёлся на цитаты, как разошлись куда худшие «Двенадцать стульев», например; или «Мастер и Маргарита»? Потому что была запрещена? Отчасти; а отчасти потому, что это история о всецелой пошлости человеческого бытия, о пошлости всёпроникающей, из которой нет, и не может быть никакого исхода, ни в каких делах и чувствах. Власть мерзка по-своему – верноподданные по-своему; ниспровергатели? Мерзки. Тоже по-своему. «Здесь досталось всем, а пуще всех мне» - апокрифически сказал Николай после «Ревизора» - здесь, у Эрдмана, достаётся всем поровну. Без чинов. Безотносительно к идейным воззрениям. Единственно верный взгляд на вопрос.

И этот текст крутит и вертит залом, несёт его по извивам сюжета, осыпает едкостями, глумится, оставляя лишь одну отдушину: если нашёлся человек, сумевший такое написать, значит, есть свет и в этом мире.

После этой пьесы Эрдман стал человеком без имени. Потом он стал человеком, перечисляемым вскользь, между прочими. Его не лишили права быть автором – Вахтанговская «Турандот»; бессмертная Эмма, собака Шульца; «Мадемуазель Нитуш»; «Весёлые ребята»; «Волга-Волга»; «Лев Гурыч Синичкин»; бесчисленные мультфильмы, сценки, скетчи, репризы – страна сыпала его остротами. Клоуны в цирке говорили его словами. Но прежде, сам он, в «Самоубийце», распорядился своей судьбой. И власти исполнили его распоряжение.

В половине двенадцатого, Семён Подсекальников понял вдруг, что если он умирает в двенадцать, ему дозволено всё, что угодно. Что он на краткое время волен говорить и делать, всё, что захочет. Что и после двенадцати голос его не пресечётся – иные покойники говорят так, что не заглушить. Что-ж, власти ознакомились; поняли, признали верным, распорядились. Эрдмана изъяли с порога смерти; ты – сказали ему – станешь автором весёлых острот, приятных уху – раз не покойник. Поначалу безымянным; затем вернём тебе тень имени. И он жил, ставши автором весёлых острот, приятных уху. Его подкармливали, прилично содержали; один раз, даже, - наверное для забавы - нарядили в голубые погоны; умер он в 1970 году.

И раз уж на дворе стоит краткая пора между запретами и забвением, стоит – очень стоит – сходить в театр; или не сходить в театр, а как-то иначе, но принять на себя его голос, идущий оттуда, где Вначале и Навечно пребудет Слово.

О транслитерации.

Зовут меня Сергеем.

И этот факт никак нельзя обойти при заказе товаров почтой из-за рубежа.

Соответствующая романизация даёт Sergey либо Sergei в зависимости от употребляемой кредитной карты.

Через несколько времени от размещения заказа происходит его доставка в почтовое отделение; затем мне приходит извещение, где снова написано моё имя - но как написано! В предпоследний раз я стал "Сефрен"; в последний так вообще "Серпент". О фамилии умолчу, поскольку её трансформация граничила уже с прямым оскорблением всей череды моих почтенных предков по мужской линии.

Но на самих посылках, на пакетах и ярлычках, в том и другом случае значилось "Sergey" - поставщик попросту перепирал данные из моих заказов, так что сбоило звено обратной кириллизации романизированного прежде имени. Иными словами, некто на почте - неумышленно, либо глумясь, - произвёл из Sergey-я Сефрена и Серпента.

Я заявил об этом в почтовом отделении, предъявив доказательство. Но они встали насмерть.

- Это не мы! - непререкаемо ответила тамошняя ответственная работница. - У наших сотрудников много образования.

Киплинг, "Отчий улей"

Из "Библиотечки старого нетолеранта".

Редьярд Киплинг.

Отчий улей.

(пер. Crusoe)

Если семья молода и не слишком разрослась, восковой моли ни за что не пробраться внутрь, но разжиревшим на сотах пчёлам не миновать паразитов и болезней. Тепло июньского мёдосбора грело улей; рабочие сёстры неуспешно и из последних сил разгоняли жару крылышками, население изнемогало. 

Collapse )




 

встроенные шкафы на заказ

Департаментская баллада "Ревизор". Часть I.

Эту бажательку взялись печатать - в чрезмерно, на мой вкус, отредактированном виде. Редактор просил предпослать полный вариант в ЖЖ какими-то словами вроде "Не печатайте!"  Исполняю, ибо абсурдно.

I. Откуда едет ревизор?
 
Из какого столичного ведомства – в воображении Городничего – прибыл Хлестаков? «Из Петербурга» - но Петербург большой, в нём много всяких правительственных органов, а Городничий «уже постаревший на службе… человек» и должен понимать движение административных рычагов.
 
Collapse )


приточно вытяжные установки Москва

Диалог о культуре.

crusoe Нашёл и с удовольствием делюсь ссылкой: http://www.agnuz.info/library/books/kultara_srednih_vekov/index.htm
Лев Платонович Карсавин. "Культура средних веков".
flaass А в адресе - цитата из Пелевина, непонятно, зачем. 

crusoe Что за цитата? 
flaass

 - Подумай. Представь себе, что ты стоишь у окна и смотришь наружу. Дома, огороды, скелеты, столбы - ну, короче, как интеллигенты говорят, культара.
- Культура, - поправил Андрей.
- Да. А большая часть этой культары состоит из покойников вперемешку с бутылками и постельным бельем.

crusoe  Гм. Когда Пелевин пробует философствовать и обобщать - становится плоским, банальным, вторичным. Впрочем, тут стоит дать развёрнутый ответ. Вынесу в отдельную заметку.

Ты никогда не был паровозом, Подсолнух, ты был Подсолнухом! А ты, Паровоз, и ты есть паровоз, не забудь же!

 

Collapse )


Регистрация изменений юридических лиц. Регистрация изменений лучшие цены на сайте.

Бессмертный подвиг Ван-дер-Люббе.

Я надеюсь поставить на свою сетевую полочку два тома из трёхтомного собрания статей и фельетонов Михаила Кольцова 1957 года полностью (третий том - "Испанский дневник" - в сети есть). Но скоро сказка сказывается, да туго дело делается, а маленький, но аппетитный кусочек из серии пражских статей Кольцова по ходу Лейпцигского процесса (1933 год, поджог рейхстага) выложить проще. Что и делаю.

Итак, чудо-богатырь Ван-дер-Люббе поджигает рейхстаг. Михаил Кольцов, сентябрь 1933 года. Из Праги, по телефону.

Collapse )


рейтинг серверов lineage