Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

С днём Победы!

Михаил Гершензон. Автор русских "Сказок дядюшки Римуса". Автор замечательного пересказа в прозе баллад о Робин Гуде.

"Лилюсика, жена, Юрашка, Женька, я вас очень люблю. Мне не жалко смерти, а поцеловать вас хочется, крепко вас целую, я умер в атаке, ранен в живот, когда подымал бойцов, это вкусная смерть. Я уверен, что мы победим, вам будет хорошая жизнь. Миша. Наши прорвались, бегут вперед, значит, я умираю не даром. Лилька, хорошо было в Батуме. Жук и Юрка, растите хорошо.
Сообщить в Союз писателей и по всем адресам записной книжки."
8 августа 1942.

Эта война обглодала поколение наших дедов и прадедов. Им досталась работа отражать нашествие,  работа эта означала для очень многих из них смерть - и они исполнили её.

Вечная память, вечная благодарность.

Николай Эрдман, "Самоубийца".

Театр СТИ, режисёр Сергей Женовач. Эрдман, «Самоубийца».

А теперь вычёркиваем всё, кроме: «Самоубийца». Николай Эрдман.

Этот спектакль параллельно идёт и в ФЭСте. Там не был, сказать ничего не могу. Но, думаю, смотреть можно в любом театре, где актёры членораздельно доносят текст, и не мешают слушать, отвлекая проявлениями чрезмерной активности на сцене; где режиссёр поприжмёт в себе горделивое желание себя показать. Чем хороша эта постановка? Тем, что режиссёр проявил должный такт к тому, чьи слова взял в руки. Почему туда стоит идти? Чтобы выслушать со сцены «Самоубийцу» Николая Эрдмана. Чтобы прочесть эту книгу в хорошем изготовлении – на правильной бумаге, с отчётливым шрифтом, в ложащемся в руку переплёте.

В СТИ сделано именно так, чтобы не мешать слушать эту пьесу; её оформили достаточно скромными, но достойными сценическими средствами: мизансцена проста – два ряда сплошь поставленных дверей, в два яруса, оттуда входят, туда выходят, там появляются актёры; и актёры играют, как хор – они при тексте. Они доносят текст. Потому что залом правит текст пьесы Эрдмана.

Её запретили в 1931; в 1932; в 1982 и ещё много раз её запрещали; её вполне могут запретить сегодня – полиция Путина; завтра – полиция Навального; послезавтра – какие-нибудь китайские городовые. В этой пьесе каждая фраза – афоризм, каждые несколько минут – блестящая острота. Почему же зал не смеётся взахлёб, а как-то нервно подхохатывает? Почему этот шедевр не разошёлся на цитаты, как разошлись куда худшие «Двенадцать стульев», например; или «Мастер и Маргарита»? Потому что была запрещена? Отчасти; а отчасти потому, что это история о всецелой пошлости человеческого бытия, о пошлости всёпроникающей, из которой нет, и не может быть никакого исхода, ни в каких делах и чувствах. Власть мерзка по-своему – верноподданные по-своему; ниспровергатели? Мерзки. Тоже по-своему. «Здесь досталось всем, а пуще всех мне» - апокрифически сказал Николай после «Ревизора» - здесь, у Эрдмана, достаётся всем поровну. Без чинов. Безотносительно к идейным воззрениям. Единственно верный взгляд на вопрос.

И этот текст крутит и вертит залом, несёт его по извивам сюжета, осыпает едкостями, глумится, оставляя лишь одну отдушину: если нашёлся человек, сумевший такое написать, значит, есть свет и в этом мире.

После этой пьесы Эрдман стал человеком без имени. Потом он стал человеком, перечисляемым вскользь, между прочими. Его не лишили права быть автором – Вахтанговская «Турандот»; бессмертная Эмма, собака Шульца; «Мадемуазель Нитуш»; «Весёлые ребята»; «Волга-Волга»; «Лев Гурыч Синичкин»; бесчисленные мультфильмы, сценки, скетчи, репризы – страна сыпала его остротами. Клоуны в цирке говорили его словами. Но прежде, сам он, в «Самоубийце», распорядился своей судьбой. И власти исполнили его распоряжение.

В половине двенадцатого, Семён Подсекальников понял вдруг, что если он умирает в двенадцать, ему дозволено всё, что угодно. Что он на краткое время волен говорить и делать, всё, что захочет. Что и после двенадцати голос его не пресечётся – иные покойники говорят так, что не заглушить. Что-ж, власти ознакомились; поняли, признали верным, распорядились. Эрдмана изъяли с порога смерти; ты – сказали ему – станешь автором весёлых острот, приятных уху – раз не покойник. Поначалу безымянным; затем вернём тебе тень имени. И он жил, ставши автором весёлых острот, приятных уху. Его подкармливали, прилично содержали; один раз, даже, - наверное для забавы - нарядили в голубые погоны; умер он в 1970 году.

И раз уж на дворе стоит краткая пора между запретами и забвением, стоит – очень стоит – сходить в театр; или не сходить в театр, а как-то иначе, но принять на себя его голос, идущий оттуда, где Вначале и Навечно пребудет Слово.

О транслитерации.

Зовут меня Сергеем.

И этот факт никак нельзя обойти при заказе товаров почтой из-за рубежа.

Соответствующая романизация даёт Sergey либо Sergei в зависимости от употребляемой кредитной карты.

Через несколько времени от размещения заказа происходит его доставка в почтовое отделение; затем мне приходит извещение, где снова написано моё имя - но как написано! В предпоследний раз я стал "Сефрен"; в последний так вообще "Серпент". О фамилии умолчу, поскольку её трансформация граничила уже с прямым оскорблением всей череды моих почтенных предков по мужской линии.

Но на самих посылках, на пакетах и ярлычках, в том и другом случае значилось "Sergey" - поставщик попросту перепирал данные из моих заказов, так что сбоило звено обратной кириллизации романизированного прежде имени. Иными словами, некто на почте - неумышленно, либо глумясь, - произвёл из Sergey-я Сефрена и Серпента.

Я заявил об этом в почтовом отделении, предъявив доказательство. Но они встали насмерть.

- Это не мы! - непререкаемо ответила тамошняя ответственная работница. - У наших сотрудников много образования.

Редьярд Киплинг. "Война сахибов". ч 2.

Редьярд Киплинг

Война сахибов.

пер. Crusoe. ч. 2.


Наутро Курбан-сахиб с десятью людьми выехал на разведку окрестностей. В те дни дуромуты двигались медленно. Мы отяжелели от зерна, фуража, телег и стремились поскорее оставить всё это в каком-нибудь городке и, налегке, заняться неотложными делами. Курбан-сахибу приказали поискать короткий путь в стороне от пути движения. Мы опередили главные силы на двадцать миль, и вышли к жилищу у подножия большого кустистого холма; задворки этого хозяйства выходили на сухое русло, наллу – на здешнем языке «донга» - а сангар, загородку для скота, они называют «крааль» - и такой крааль из старых мшистых камней стоял на переднем дворе. По сторонам крыльца росли два колючих, вроде акации, дерева, в цвету золотистых цветов; и кровля была соломенная. Щебнистая дорога спускалась к дому со второго кустистого холма. На веранде сидел старик с белой бородой и бородавкой на левой стороне шеи; с ним толстая женщина со свинячьими глазками и свинячьим подгрудком, и третий - умалишённый высокий юноша. Голова его была не больше апельсина, а ноздри изъедены болезнью. Он смеялся, пускал слюни и, корча рожи, резвился перед Курбан-сахибом. Мужчина принёс кофе, а женщина достала пурваны от трёх генерал-сахибов – аттестации миролюбия и доброй воли. Вот эти пурваны, сахиб. Ты знаешь генералов, поставивших подписи?



Collapse )



К Великой Субботе.

Редьярд Киплинг.

Мадонна в траншеях {1}.

Пер. Crusoe

Всяк человек, человеческий сын
Сердцем пел Лордов во все времена
Видим мы: льются с небесных вершин
Любовь и прощенье - без края, без дна.

«Единственная. Жизни сладость и свет
Мы порознь. Нам вместе разлуку нести
И жить без надежды. И быть вдалеке.
И плоть мы едина у Бога в горсти».
Суинбёрн, «Les Noyades».


Зачем так много неспокойных, недавних ещё солдат шли к нам, в Ложу Наставления при «Вере и Деле», Лондон, 5837? – ведь любая нечаянная встреча с Братом, вчерашним фронтовым товарищем, могла отозваться болью в незаживших за несколько послевоенных лет ранах. Но наш толстенький, остробородый доктор – Брат Кид, Старший Надзиратель – умел загодя распознать и вовремя справиться со всяким истерическим припадком и если при экзаменовке нового Брата – неизвестного или недостаточно аттестованного масонским обществом - что-то показывалось подозрительным, я непременно вёл новичка к доктору. Кид прослужил два последних года военврачом в Южном Лондонском батальоне, получил должный опыт и, разумеется, нередко узнавал в посетителях ложи прежних друзей и знакомых.

Брат К.Стренгвик, молодой долговязый новичок, пришёл к нам из какой-то ложи Южного Лондона. Его бумаги и ответы не вызвали подозрения, но глаза – воспалённые красные глаза – нехорошо блестели: возможный признак нервного расстройства. Я отрекомендовал его Киду особым образом; тот, узнав в мальчике батальонного связного старой своей части, поздравил знакомца с выздоровлением – Стренгвик был демобилизован из-за какой-то немощи – и немедленно пустился в воспоминания о днях Соммы.

- Всё правильно, Кид? – спросил я, когда мы переодевались к службе. {2}

- О, да. Он припомнил, как я пользовал его у Сампуа {3} , в восемнадцатом - мальчик потерял тогда рассудок. Он был связным.

- Шок?

- Своего рода – но он обманывал меня. Нет, не симуляция. Он в самом деле перешёл предел – но лгал, разыгрывал, утаивал истинную причину шока... Впрочем, если бы мы умели удерживать пациентов ото лжи, медицина стала бы нетрудным делом.
_______________________
{1} Правильный по смыслу перевод: «Как Мадонна сошла в траншеи». Киплинг с очевидностью указывает на сошествие Христа в ад в Великую субботу, когда Спаситель вывел из преисподней грешные души. Но я придержался буквы: «A Madonna of the Trenches», дав, впрочем, этот комментарий.

{2} В правилах масонской ложи обращаться на «ты». Однако, молодой Стренгвик, – как мне кажется – должен употреблять «вы», общаясь со старшими, Кидом и рассказчиком, в дальнейших обстоятельствах этой истории.

{3} Точнее, «Сампу» (Sampoux); название несколько «офранцужено» в переводе, тем более, что место вымышленное.
__




Collapse )


Срочно требуется перепост

Originally posted by teh_nomad at Срочно требуется перепост


Друзья, сообщество добровольных помощников погорельцам просит репостов своего сообщества.

http://community.livejournal.com/pozar_ru/

В сообществе "Благотворительная помощь пострадавшим от пожаров" размещается полезная информация - какие кому лекарства нужны, как себя вести в той или иной ситуации, а также оперативная информация.

Будь человеком - распространи информацию! Каждая ссылка может оказать реальную помощь.


Киплинг, "Отчий улей"

Из "Библиотечки старого нетолеранта".

Редьярд Киплинг.

Отчий улей.

(пер. Crusoe)

Если семья молода и не слишком разрослась, восковой моли ни за что не пробраться внутрь, но разжиревшим на сотах пчёлам не миновать паразитов и болезней. Тепло июньского мёдосбора грело улей; рабочие сёстры неуспешно и из последних сил разгоняли жару крылышками, население изнемогало. 

Collapse )




 

встроенные шкафы на заказ

Департаментская баллада "Ревизор". Часть I.

Эту бажательку взялись печатать - в чрезмерно, на мой вкус, отредактированном виде. Редактор просил предпослать полный вариант в ЖЖ какими-то словами вроде "Не печатайте!"  Исполняю, ибо абсурдно.

I. Откуда едет ревизор?
 
Из какого столичного ведомства – в воображении Городничего – прибыл Хлестаков? «Из Петербурга» - но Петербург большой, в нём много всяких правительственных органов, а Городничий «уже постаревший на службе… человек» и должен понимать движение административных рычагов.
 
Collapse )


приточно вытяжные установки Москва