Category: наука

Математические чудеса и тайны.

Цыфиркин. Задача. Изволил ты, на приклад, идти по дороге со мною. Ну, хоть возьмем с собою Сидорыча. Нашли мы трое...
Митрофан (пишет). Трое.
Цыфиркин. На дороге, на приклад же, триста рублев.
Митрофан (пишет). Триста.
Цыфиркин. Дошло дело до дележа. Смекни-тко, по чему на брата?
Митрофан (вычисляя, шепчет). Единожды три — три. Единожды ноль — ноль. Единожды ноль — ноль.
Г-жа Простакова. Что, что до дележа?
Митрофан. Вишь, триста рублев, что нашли, троим разделить.
Г-жа Простакова. Врет он, друг мой сердечный! Нашел деньги, ни с кем не делись. Все себе возьми, Митрофанушка. Не учись этой дурацкой науке.
---

Знакомая прислала рекламное объявление.

Adv

N - 260 + (2016 -N) - 756 = 1000, и ещё три нуля выходит мильён, всегда и непременно.

Митрофан! Срочно связывайся и регистрируйся.

Проект использования декабристов в народно-хозяйственных целях.

Ну и ещё кусочек истории.

… Следствие по делу декабристов еще продолжалось, когда адмирал Н. С. Мордвинов, один из крупнейших государственных деятелей той поры, председатель департамента экономии Государственного совета, обратился к Николаю I с чрезвычайно интересным предложением. Указав в своей записке, что все декабристы, за исключением очень малого числа, получили «просвещенное образование», Мордвинов писал: «Они обладают всеми необходимыми данными для того, чтобы опять стать людьми, полезными для государства, а знания, которыми они обладают, помогут им овладеть другими, еще более полезными».

Мордвинов приходил к такому выводу:

«Большинство из них занималось поэзией, отвлеченными политическими теориями, метафизическими науками, которые развивают одно воображение, вводят в обман разум и зачастую развращают его. Сибирь не нуждается в этих науках. Зато механика, физика, химия, минералогия, металлургия, геология и агрокультура — положительные науки, могут способствовать процветанию Сибири, страны, которую природа щедро наградила своими дарами. Те же преступники могут стать преподавателями этих наук и возродиться для общественной пользы». Считая, что «цель эта велика и обширна», Мордвинов предлагал следующее: «Можно было бы образовать из них Академию, при условии, чтобы члены ее занимались лишь вышеназванными науками и чтобы в библиотеке Академии находились только книги, посвященные положительным знаниям».

И.С. Зильберштейн, «Николай Бестужев и его живописное наследие».

Эта записка (полностью, на французском языке) приведена в «Архиве графов Мордвиновых», С-Пб 1901-1903, сост. В.А.Бильбасов, том 8, стр. 41-42.

Так выдающийся экономист, человек оригинального ума граф Николай Семёнович Мордвинов предложил - в целях освоения сибирских руд - поместить декабристов в заведение, названное им (с уважением ко времени за окном) «Академией».

Слово «шарага» тогда не употреблялось.

Смерть научного руководителя.

Смерть научного руководителя.

Научный руководитель Анна Николаевна сказала, что работы осталось в худшем случае на месяц, и что надо:

- А: (этот звук выходил из неё похожим на отрыжку) – провести частотный анализ по словам и устойчивым сочетаниям, чтобы полностью доказать идентичность Филина, Обсерватора, Дальского. Это и так ясно, но в учёном совете есть одна неприятная личность… Умному, впрочем, достаточно.

- Б: (этот звук выходил из неё как полноценно-обсценное слово) – сделать таблицу имён и лиц, встречающихся в текстах Дальского, Филина и Обсерватора, которые, как мы безупречно докажем, на самом деле Сверчков. Нам не хватает объёма, а таблица – объём.

Засим она назначила встречу через две недели и выставила Перцова вон.

Дальнейшее случилось из-за того, что Перцов был человек старательный и понял «А» в расширенном смысле: если бы он удовольствовался для анализа только семнадцатью статейками Филина, Обсерватора и Дальского в разнообразных листках-однодневках, работа вышла бы в срок и с нужным результатом. Исследователь, однако, припас в рукаве козырную карту: Сверчков, как то обнаружилось совершенно случайно, вёл гонорарную тяжбу с известным московским издателем – настолько известным, что бумаги его не пропали, но сохранились под буквенно-цифровым шифром в сыром и дальнем архивном закоулке. Был дан запрос; прошло должное время и Перцов получил в руки картон со множеством тетрадок, листов и листиков – в том числе и тяжебную переписку издателя со Сверчковым.

Семнадцать статеек с интереснейшими для москвичей конца 19 века – да и для москвичей современных - темами: «Карточные гадания», «Ворожба», «Приёмы первой помощи», «Домашняя травяная аптека», «Хиромантия», «Явления духов», «Приметы», «Целебные водочные настои» и т.д. при общем подзаголовке «Для пытливых умов» писал один человек; но он не был Сверчков. Частотный анализ не давал сходства ни по словарю, ни по синтаксису. Переписка с её суконным слогом и игриво-образные статейки никак не выводили исследователя на одну личность – их было две.

Тем временем, прошли две недели, и Анна Николаевна выказала неудовольствие, разложенное по новым пунктам, именно:

Collapse )

 


Записка Махнева

28 сентября 1942 года, ГКО принял распоряжение “Об организации работ по урану”. Теперь 28 сентября – День работника атомной промышленности. Работу курировал Молотов, он поручил оперативное руководство Первухину и Кафтанову, за научную часть отвечал Курчатов.
 
Через 2 года, 2 ноября 1944 года, Чернышев, Завенягин и Махнев составили для Берии справку о текущем состоянии урановых дел. Документ более чем красноречив. Атомный проект СССР явно не вытанцовывался. Из 60, потребных для работ лопат, имелось всего 5 штук, на всех предприятиях НКЦМ работало не более 100-150 рабочих и до 20 лошадей и ишаков, а ценнейший запас радия (4 грамма) из-за отсутствия специального хранилища держали в картофельной яме (см. документ под катом).
 
Постановлениями ГКО от 3 и 8 декабря НКВД приняло работы по атому. И дело пошло, и пошло очень даже неплохо.
 
Записка Махнева приводится по книге В.Ф.Некрасова, “НКВД-МВД и атом”, Москва, 2007. Очень поучительно: с какого уровня и за какой срок Л.П.Берия смог решить задачу создания атомного оружия. По слухам, Курчатов отказался обличать Берию в июле 1953 со словами “Без Берии у нас не было бы атомного оружия”. Он был совершенно прав.

Collapse )
 


Лазерные уровни и нивелиры - лазерный уровень.

(no subject)

Добавлено:

 Ю.М.Лопухин. Болезнь, смерть и бальзамирование В.И.Ленина. Правда и мифы.

"Взгляни на лик холодный сей..." Болезнь, диагнозы, лечение, смерть, бальзамирование, уход за телом. Автор книги: Лопухин Юрий Михайлович доктор медицинских наук, профессор, академик Российской Академии медицинских наук, заслуженный деятель науки России, директор НИИ физико-химической медицины. С 1951 г. сотрудник лаборатории при Мавзолее Ленина. Принимал участие в бальзамировании Г. Димитрова и Хо Ши Мина. Основная специальность — хирургическая анатомия и экспериментальная хирургия. Автор 320 научных работ, в том числе 12 монографий и учебников. Лауреат трех государственных премий в области науки.


фотоаппараты fuji