Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Новое время - новые песни.

Стоя в очереди к кассе в продуктовом магазине, слушал за спиной яростный спор двух молодых людей – наверное, очень молодых супругов; спор тихий, но с высоким накалом.

- Нет, моей заплачу – говорил он – мне нужны мили.
- Что мне твои мили, летаешь без меня, пьёшь там, платим с моей. У меня деньги на телефон с неё идут.
- Что мне твой телефон, ты по нему с дурами своими болтаешь. А мне для бизнеса мили нужны.
- Бизнес твой одно пьянство, а денег толком не носишь…

Я разгадал смысл. Они спорили, чьей картой расплачиваться. С одной карты – мужу – шли бонусные мили; с другой – жене – перечисления процента от покупки на счёт мобильного оператора.

Спор разгорался. Речь шла уже о разводе. Выражаясь метафорически, рубль, сей парус нашего века, тащил их любовную их лодку в пролив между Сциллой миль и Харибдой мобильного тарифа.

Не знаю, удалось ли им спасти семью: подошла моя очередь, я расплатился картой с бонусными милями и пошёл к выходу, оставив дальнейшее подслушивание этой трагедии.

О музыке.

Музыкальный инструмент Fanfrnoch (так на табличке) из Богемии. Углядел его в музее музыкальных инструментов, Брюссель. При нём предлагалась аудиозапись звучания. Увы, звучание его не походит на монкондо белиссимо сюсюррандо водобачкового инструмента, но, скорее, на уханье несытой совы.


2016-09-0795

Первый GrandFondo в России.

Первый GrandFondo в России: велозаезд на длинную дистанцию, с индивидуальным хронометражем, без ограничений на возраст, опыт, конструкцию велосипеда; сегодня прошёл в первый раз в России, под Яхромой.

Три дистанции: 30, 60 и 90 км (было 30, 70 и 100, но организаторы сократили накануне из-за жары). Старты прошли в 9:00, 9:30, 10:00. Дороги были перекрыты с 8:30 до 13:00. Пришло очень много народу. И всё получилось! Хорошая дистанция с непростым профилем свободная от автомобилей. Погода - да, жарковато, но погоду не организуешь. Огромное было удовольствие. Желаю продолжения, чтобы и впредь.

Несколько снимков со старта. Затем начался рок-н-ролл и я уже не снимал :)

Collapse )

Благое сужение сценического пространства.

Два раза за последний месяц я видел, как пространство сцены замыкается в малый кусочек плоскости и малый объём. И как на этом кусочке плоскости и в малом объёме сосредотачивалось действие. И это было хорошо.

Светлановский зал Дома музыки - это обширное пространство, светлое, отделанное светлым деревом. Со всех сторон круто ниспадают зрительские ряды. Внизу - сцена; но в этот раз точка средоточения зрительских взглядов стала поднята над сценой. На высоте висел белый экран. Зал стал кинотеатром. Погасили свет; на экране пошла немая чёрно-белая лента; а снизу играл невидимый оркестр, словно - и не словно, а в точности - как тапёры. Оркестра всё время представления не видно. Видны лишь огоньки у пюпитров. Да и на них никто не смотрит. Вообразите: Спиваков - и его не видно. С ним Национальный филармонический оркестр России. И оркестра не видно. Собственно, на музыкантов никто и не смотрит. Все смотрят старую чёрно-белую немую ленту, на малый лоскут экрана в огромном зале.

Потому что на экране идут «Огни большого города». А оркестр даёт звуковое сопровождение - музыку, написанную Чаплиным к этому фильму.

DSC_0249

Через четверть часа - а то и скорее - ты вдруг понимаешь, что попал на премьеру фильма Чарльза Спенсера Чаплина. Потому что уже через это краткое время так начинает вести себя тёмный зал. Никто - или почти никто - фильма этого целиком не видел; или забыли; и темнота обволакивает тебя плотной звуковой пеленой зрительского сопереживания. Зал взахлёб смеётся над эпизодом боксёрского поединка. Зал злобно похрипывает, когда миллионер переходит от алкогольного вочеловечивания к трезвой скаредной чёрствости. Зал - верите ли, сам слушал и слышал - придыхает, даже всхлипывает, когда потерзанный тюрьмой Чаплин смотрит через витрину магазина на свою прекрасную цветочницу. Это премьера. Причём, триумфальная.

И когда зажигают свет, зал несколько раз вызывает исполнителей - с оглядкой, понятно, вниз: на маэстро и его музыкантов. Но головы всех неуклонно поднимаются к белому кусочку плоскости.

Мне трудно даже и подумать за Спивакова и музыкантов: что это? Акт великого самоуничижения, скромности перед великим собратом по делу искусства? Или один мастер попросту, по-дружески, зашёл поиграть для другого? Так или иначе, но это оставляет доброе чувство. «Рискованный проект» - сказала мне одна девушка, профессионал театрального дела. Что-ж, показ голых жоп со сцены перешёл теперь из статуса риска в статус обыденности. И если добро стало риском - это прекрасно. Люди любят рисковать, а значит, есть надежда.

А зрителям - и мне с ними - необыкновенно повезло. Нам выпал в жизни такой случай, что мы взахлёб аплодировали Чарльзу Спенсеру Чаплину.

Концерт этот - или киносеанс, как вам угодно - называется «Час с Чаплиным», и я рекомендовал бы, при случае, сходить на него.

***

А в Театре Наций над сценой висит эдакий смешной куб, с тремя срезанными гранями. В нём также сосредотачивается всё действие. Куб этот способен вращаться вокруг тёх осей; в нём открываются всякие дверки и люки; на его гранях появляются видеоизображения, всякие цветные эффекты, и в кубе этом даёт моноспектакль актёр Евгений Миронов.

DSC_0278

Он даёт «Гамлета»; он - как то выяснилось - отличный актёр; и здесь возможно сравнение.

В «Сатириконе» шёл моноспектакль другого первоклассного актёра - Константина Райкина «Вечер с Достоевским». Я видел его; впечатление скромное, едва ли ни тягостное, хотя Райкин и безупречен - но причина такого впечатления? В сравнении с тем, что сделали в «Нациях» кое-что становится понятным. Райкина попросту задавливает пространство сцены и скудость изобразительных орудий. Здесь же с этими трудностями расправились просто, сложно, с присыпкой. Просто - потому, что пространство сцены сконцентрировано в кубе. Словно Рождество - в коробочке-вертепе; словно булгаковский роман в цветной коробочке. Сложно - потому что кубик этот ох как сложно устроен. С присыпкой - потому что, собрав пространство сцены в кубик, постановщики предельно расширили возможности актёра. К его услугам всякие люки, двери и такие повороты куба, когда дверь, например, идёт вверх, становясь разверстым горлом ямы могилы Офелии. А Гамлет на дне этой могилы. И к его услугам видеоизображения его же, Миронова, на гранях куба, когда он одновременно играет Гамлета, Розенкранца и Гильденстерна; или фехтует с собой-Лаэртом, или - когда тонет Офелия - но что тут, словами каплуна не откормить, нужно идти и смотреть.

Когда этот всемогущий куб не выпендривается своими возможностями, и не давит ими актёра - выходит изумительно. В начале спектакля куб порывался взять верх, и я уже стал думать, что смотрю некоторую компьютерную игру, поставленную на театре, - но скоро куб утихомирился, стал лапушкой, стал помогать Миронову и дело у них ох как заладилось.

Итак, посмотрите, презрев (1) дороговизну билетов; (2) жуткие кресла - это, скорее, орудие пытки, но истинный театрал всё превозможет.

Сказанная постановка Гамлета лишь укрепила меня в стойком страфордианстве. Но об этом как-нибудь потом.

Музыка в "Докторе Фаустусе"

Знает ли кто-нибудь книжку с развёрнутым комментарием, исследованием творчества Адриана Леверкюна в смысле его музыкального новаторства в соотнесении с реальной историей развития музыки? Что он делал, как, зачем; что Манн взял у того, другого из современных ему композиторов? С подробностями. Было бы невредно почитать.

Есть, впрочем, трудность - собственное моё музыкальное образование кончилось, когда я - остервенев - перепилил пилочкой для ногтей* несколько струн рояля в школе им. Дунаевского. Рояль был весь раскрыт, и струны в нём дрожали, и меня из четвёртого выперли класса, и наступило счастие, так что воображаемая книжка не должна быть написана на специальном языке. То есть, книжка-то ничего никому не должна, но я такую не пойму.

------
* Пилочки для ногтей в те времена крались у родителей и применялись для извлечения семишников из таксофонов. Описание семишников и таксофонов опускаю.

Физиологическая симфония в нескольких пароксизмах.

Предполагаю, что последнее откровение г-на Акунина возымеет гомерический эффект в течение ближайших дней, ибо оно прекрасно. По настоящему прекрасно. Физиологически прекрасно.

...В серьезной литературе больше шансов создать что-то стоящее у интроверта, поскольку его удочка заброшена внутрь самого себя.

Здесь начинаешь думать о желудочном зонде. Догадка оказывается верной.

... Если там, внутри, водится ценная рыба...

Натурально. Если внутри себя заводится нечто живое, надо бы прозондировать...

...писатель еще и обладает талантом донести улов, не потеряв и не придушив, получается произведение

О методах дальнейшего извержения улова с целью донесения произведения я, пожалуй, не стану распространяться.

И ещё одна фраза. Она гениальна. Ей можно - и нужно! - завидовать.

...С тех пор я пишу экстравертное и интровертное сепаратно.

Распеваю песни под метель о лете.

Вы скажете - или подумаете, не сказав, - что я выдумал эту историю - но нет. Это быль. Яркий случай прошлого лета.
Звонок в дверь.

- Кто там?

- Сосед с 17-го этажа! - сам я живу на 18-м. - Откройте, это важно.

Открыл. Стоит мужчина, в партикулярном платье, с осмысленным взором. Характерного запаха и румянца нет, поза устойчива.

- Скажите, это вы бросили кабачок на мой кондиционер?

- (междометия, бормотание, хлопанье челюстью)

- Я не шучу.

Я, наконец-то, нахожусь.

- Не я. Но я вам не верю. Покажите.

- Пойдёмте.

Спускаемся на этаж. Проходим через комнаты. Предлагает выглянуть в окно. Под окном на стене дома на кронштейнах стоит внешний блок кондиционера. Блок покосился, помят и нечист, ибо обдолбан кусками кабачка. Никакого символизма. Никаких аллюзий. Никакой беллетристики. Кабачок - это огородный овощ кабачок. Тот был зелёный.

Бывают полосатые, но тот был зелёный!

Откровенно скажу, здесь я потерялся.

- Видите-ли - я говорю, смотря соседу в глаза - Это не я. Но доказать не могу. Никак. Просто я не кидаю из окон кабачки. Не кидаю, и всё тут. Не привык. Не обучен.

Пауза. Мы смотрим друг на друга. И вдруг - спасительная мысль.

- Вот что. Поглядите, с какой силой упал кабачок. Вмятина, кондиционер перекосило. Он не набрал бы такой скорости на трёх метрах, нет. Это не 18-й этаж. Это 19-й или 20-й. Давайте посмотрим наверх (мы дружно смотрим из окна вверх) - видите? мой кондиционер стоит со смещением, а значит, не мешает пролёту кабачка! Видите?

- Но он бы отклонился!

Я строю доказательный ряд. Выбора нет. Только силлогизмы, пусть и трижды неверные. Иначе никто и никогда не докажет, что не бросал из окна кабачок на внешний блок кондиционера. Это недоказуемо. Принципиально недоказуемо. Это не вопрос знания. Это вопрос веры.

- Неверно. Кабачок имеет форму артиллерийского снаряда. Он летит по прямой траектории. Здесь надо говорить о кинетической энергии - скорость! Тем более, чтобы точно прицелиться, надо перегнуться из окна, опустив руки с кабачком, а значит подлётный путь не три метра а, скажем, два с половиной. Я вас убедил?

- Вполне! Спасибо! Теперь я знаю, что это не вы! Пойду на 19-й: я их найду!

Мы простились; не знаю, чем и как закончилось это дело. Время от времени я встречаю его в лифте - мы здороваемся, но он ничего не говорит о кабачке. А я отчего-то стесняюсь спросить.

О некотором сценическом epic fail.

"Эпический обс..." - см. Луркоморье.
"Эпический театр" - см "драматургия Бертольда Брехта".

Есть, говорят, города, где идут уличные родео – ковбои делают всякие штуки на быках между публики. Но вообразите, как те же ковбои – умелые, гарные хлопцы на отменных, породистых быках - вместо лихого удальства стали бы показывать выездку, причём одним аллюром, размеренно, под метроном? Сложно вообразить – вот и я бы не вообразил, пока не посмотрел «Господин Пунтила и его слуга Матти», театр Маяковского.

Очень хороший, ровный актёрский состав. Отточенная мизансцена. Отменные декорации. Благодарный зритель (судя по всему, такой зритель стал московским обыкновением) – зал, судя по всему, узнавал пьесу впервые, испытывая, сами понимаете, восторг первого обладания. И ни капли Бертольда Брехта.

Ни крохи Брехта. Никакого балагана. Никакого куражу. Рваный темп - о чём вы? Спектакль идёт размеренно, под метроном, тик-так, тик-так. Зонги? Остался один, в виртуозном исполнении акапелла – за что? Пошто? Это зонг для аккордеона, он разухабистый, он уличный! Где хор? У Брехта есть хор, я это в точности знаю. Послушайте, Брехт – это драйв. Это рваный аллюр. Это неожиданность. Актёрам в его комедиях дозволительно играть веселье не вполне умело, но они обязаны веселиться вместе с залом – над зрителями, над собой, над ролью. Выкинули политику – извольте; однако разворачивать белую тряпку с именем «Пунтила» (гы-гы-гы, и все догадались, надо же!), в контуре презерватива… мда-с. А вот, думаю, что сделал бы Брехт – он ежевечернее вытаскивал бы на сцену приглашённых на четверть часа завсегдатаев «Жан-Жака», благо в трёх шагах. И те бы минут пять фрондировали бы на сцене, дожёвывая. А потом шли бы кончать закуску в «Жан-Жаке». Потому что Бертольд Брехт рушил стену между сценой и зрителем отнюдь не дулей в кармане, а набором мощных  приёмов.

«Ликвидация четвёртой стены», общение с залом, разрушение подлинности? Отброшено, ни следа. Бог с ним; положим, такие механизмы нужны Брехту для пропагации некоторых смыслов, идей, а в этой пьесе (так говорит сам Брехт): «Решающим является показ классового антагонизма между Пунтилой и Матти». Не модно, отбросили. Показали идейно выдержанную белую тряпку с контуром презерватива и именем «Пунтила» в этом контуре. Оставили комедийную основу – отменную основу! - но основа там балаган, площадной сюжет, написанный мастерским текстом, нашедшим мастерский русский перевод. Народная комедия, раёк, ярмарка. А балагана-то и нет. Есть очень хороший, ровный актёрский состав; отточенная мизансцена; отменные декорации; девственный зритель. Сценическое действо по метроному - тик-так, тик-так. Актёры из бутылочек буль-буль, буль-буль. Девственный зритель хлоп-хлоп, хлоп-хлоп. Мало. Скудно. Нищета. Скопчество.

Из за кулис или De profundis.

В пятницу дочь играет одну из главных ролей (роковая злодейка) в школьном спектакле. Второй день, с растущим ежеминутно трепетом и напряжением, семья споспешествует ей в создании должного сценического образа.

Отданы (реквизит): почти новый ноутбук сына; мои круглые очки (стёкла с диоптриями выдавлены, осталась оправа); майка Pink Floyd (сына, сделана прореха, нарочито заштопанная белыми нитками накрест. Штопал я); панама летняя (вывернули антресоли наизнанку); книга толстая красочная ("Сокровища частных коллекций". Обещала вернуть. Да уж, вернёт, гы...).

Где бы купить светящейся краски, чтобы покрасить кеды? Я думаю над этим. Кеды не мои, что несколько утешает.

Терпим: монотонное завывание, переходящее в истерику - как будто бы с минарета сверзился и летит камлающий муэдзин, понимая факт и чуя итог снижения; постоянные вопросы: "Ну как?" "Очень плохо, да?" (Да, да, всем нам очень плохо!).

И часто булькает, полоща связки. Предложил пить яйца, колотя о бюст Бетховена. Стал обозван зверем и гнидою. Умолк.

Искусство требует жертв. И я знаю теперь, кто эти жертвы.

О героизме и добродетели в их литературном изображении.

.

.


Под катом - некоторый (неуместный и непатриотическйй) вариант вторго бродячего сюжета. И ещё название книжки, откуда взяты эти страницы. Название под катом не потому, что неприличное, а потому, что...


Collapse )