Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Редьярд Киплинг. "Бунт на корабле".

Бунт на корабле.

Редьярд Киплинг
(В ред. сб. Limits and Renewals, 1932гг.)

Пер. Crusoe.

По совету врачей его обглоданный бронхитом остов высадился на остров – перл субтропических морей, земля шекспировского Стефано [1] ; место, лежащее выше широтной границы попугайских гнездовий.

Тем не менее в кроне кедра со всей очевидностью верещали три попугая. Откуда? – «Наши, муж и жена» - ответила девушка, урождённая островитянка. «Мы кормим их на веранде, но живут они сами по себе, ведут дом, родили птенчика».

- Как выглядит птенец попугая?
- О, вылитый еврейский младенчик. Думаю, скоро их станет больше – девушка пророчески улыбнулась.

****

Collapse )

Цеппелины Киплинга.

Редьярд Киплинг за свою писательскую жизнь написал два рассказа - вернее, повесть и рассказ-продолжение в жанре научной фантастики или научно-технической фантастики плюс социальная футурология - короче говоря, в духе Жюля Верна.

Повесть называется "With the night mail" ("С ночным пакетботом").

Полное название: "С ночным пакетботом. 2000 год от Р.Х. Со вставками из журнала, где печатается повесть".

Я перевёл эту повесть в редакции сб. «Actions and Reactions», американское издание 1909 года. New York Doubleday, Page & Company. Впервые "With the night mail" напечатана (в несколько иной редакции) в 1904 году, McClure’s Magazine, November; Windsor Magazine, December.

Полёт Р.К. (вернее, лирического его героя) на пакетботе № 162, по маршруту Лондон - Квебек состоялся в ночь с 18 на 19 декабря 2000 года, то есть 11 лет назад - это годовщина; повесть впервые напечатана в ноябре-декабре 1904 года, то есть 107 лет назад - вторая годовщина.

Итак: Редьярд Киплинг, "С ночным пакетботом".


Бриг "Испаньола".


1. ««ИСПАНЬОЛЕ» ПОЛАГАЕТСЯ БЫТЬ БРИГОМ».

28 октября 1885 года Роберт Луис Стивенсон пишет отцу:

… Иллюстрированное издание «Острова Сокровищ» выйдет в следующем месяце. Я получил сигнальный экземпляр; эти французские рисунки восхитительны. … Художник… понял книгу ровно так, как я её задумал, но допустил одну или две маленькие погрешности – так, он сделал «Испаньолу» бригом. (The Letters of Robert Louis Stevenson - Volume 1).

Затем, через 9 лет Стивенсон снова говорит о типе знаменитого корабля. В статье «Моя первая книга: «Остров Сокровищ»» (первая публикация в журнале «Айдлер», август 1894), РЛС описывает свои посылки, отправные пункты приступа к роману:

… Это будет история для юных читателей – значит, мне не понадобятся ни психология, ни отточенный стиль; в доме как раз живёт мальчишка – он-то и будет экспертом.  Женщины исключаются. Я не смогу управиться с бригом (а «Испаньоле», по правде говоря, полагается быть бригом), но, думаю, смогу обойтись шхуной без публичного сраму. (I was unable to handle a brig (which the Hispaniola should have been), but I thought I could make shift to sail her as a schooner without public shame).

Итак, француз-художник как будто бы раскусил автора и сделал «Испаньолу» бригом – а почему так вышло? Чем была (и по сей день остаётся) «Испаньола» в романе Стивенсона? Почему она должна была стать бригом и в чём разница между бригом и шхуной, собственно говоря? Почему Стивенсон «не смог управиться» с бригом, а смог со шхуной? И, наконец, – имела ли продолжение эта история?

Сразу же отвечу на последний вопрос – история с «Испаньолой» имела продолжение в дальнейшем творчестве самого Стивенсона и именно это продолжение и есть причина моего рассказа. Но начнём с начала.

 

Collapse )

Коротковатый меч.


Недавний казус Путин - Глазунов - меч странного вида - неожиданно напомнил мне о первом знакомстве с ремеслом перевода.

Я прочёл "Остров сокровищ" лет в 6 или 7 и споткнулся о нелепость с кортиками.

Все помнят, как в бою за блокгауз (в переводе Н.Чуковского) стороны хватали кортики, размахивали кортиками, полосовали друг-друга кортиками.

Да и не только в бою за блокгауз...
...
Возле самой двери капитан замахнулся кортиком  и  хотел нанести убегающему еще один, самый страшный, удар и несомненно разрубил бы ему  голову  пополам,  но  кортик  зацепился  за  большую  вывеску  нашего "Адмирала Бенбоу". На вывеске, внизу, на самой  раме,  до  сих  пор  можно видеть след от него.
...

Кортик - и я прекрасно знал это - короткий кинжал, элемент парадной формы морского офицера. Как можно им рубить? Как можно размахивать "с  такой силой, что лезвие со свистом рассекало воздух?"  Откуда на "Испаньоле" запас принадлежностей парадной морской формы?

Я задал вопрос деду - военному человеку. Дед хмыкнул и через несколько дней принёс (не знаю, откуда) английский текст со словом "cutlass" и англо-русский военный словарь: cutlass означало кортик, но прежде всего абордажную саблю - мощный, кривой тесак для прорубания пути в зарослях и абордажных схваток... Тут я впервые увидал, как властен переводчик над текстом, и несколько почуял меру возможного стыда перед читателем.

Потом я узнал многое об этой книге, что-то узнаю и по сей день. "Испаньоле" полагалось быть бригом, но Стивенсон не знал прямого парусного вооружения; Флинт умер не в самой Саванне, а на рейде напротив Саванны; в этом переводе насчитывают до 150 ошибок, в основном среди морских терминов; но до сих пор не понимаю, как Николай Корнеевич допустил столь грандиозный, вопиющий ляп. Это ведь всем известный кортик - не летучий кливер и даже не выбленочный узел.



Диплом mba образование бизнес класс. Mba consult: бизнес образование и еще магистратура за рубежом.

Три ипостаси лорда Уордена.

Редьярд Киплинг, «Изгои» (The Broken Men). Перевод В.Топорова.

За темные делишки,
За то, о чем молчок,
За хитрые мыслишки,
Что нам пошли не впрок,
Мишенью нас избрали
Параграфы статей —
И поманили дали
Свободою своей.

Нет, нас не провожали,
Не плакали вослед;
Мы смылись, мы бежали —
Мы заметали след
От наших злодеяний,
А проще — наших бед.
За нами — каталажка,
Пред нами — целый свет.

Ограбленные вдовы
И сироты купцов
За нами бестолково
По свету шлют гонцов;
Мы рыщем в океане,
Они — на берегу.
И это христиане,
Простившие врагу!

Но вдосталь, слава богу,
На свете славных мест,
Куда забыл дорогу
Наш ордер на арест;
Но есть архипелаги,
Где люди нарасхват,
А мертвые бумаги
Туда не допылят.

Там полдень — час покоя,
Там ласков океан;
Дворцовые покои,
И в них журчит фонтан.
Никто здесь не посмеет
Прервать полдневный сон,
Покуда не повеет
Прохладой из окон.

Природа — загляденье,
Погода — первый сорт,
И райских птичек пенье,
И океанский порт.
И праздник, оттого что
Раз в месяц круглый год
Привозит нашу почту
Британский пароход.

Мы поджидаем в баре
Прибывших бедолаг —
Не чопорные баре,
Но парни самый смак.
Мы важно тянем виски
И с помом, и с самим,
Но на борт — он английский! —
К ним в гости не спешим.

А ночью незаконно
Мы в Англии своей —
С князьями Альбиона
Знакомим дочерей,
И приглашают лорды
На танец наших жен,
Мы сами смотрим гордо,
Покуда... смотрим сон.

О боже! Хоть понюшку
Нам Англии отсыпь —
Ту грязную речушку,
Ту лондонскую хлипь,
Задворки, закоулки
И клочья тощих нив...
А как там Лорд-Уорден?
А как там наш Пролив?

В оригинале последняя строфа такова:

Ah, God! One sniff of England —
To greet our flesh and blood —
To hear the traffic slurring
Once more through London mud!
Our towns of wasted honour —
Our streets of lost delight!
How stands the old Lord Warden?
Are Dover's cliffs still white?

Написано во второй половине 1902 года. Опубликовано в 1903 году.

Читатель мельком задерживается на лорде Уордене - должно быть, какой-то знаменитый деятель Британии тех лет – и чтение заканчивается с безусловным удовольствием от прекрасного стихотворения. Но старина лорд Уорден вовсе не прост и заслуживает некоторой остановки; возможно, что и подробного комментария в конце книги. И пусть книга стихов Киплинга распухнет от комментирования вдвое, втрое и даже впятеро – это не к худу, но лишь к добру.

1. Лорд Уорден – отель.  
Collapse )


2. Уорден с ордером.

Collapse )


3. Старый лорд Уорден.

Collapse )


Какого из лордов Уорденов подразумевал Киплинг? Не знаю, и никто не знает, но есть такая замечательная вещь, как прочтение и при прочтении строка Киплинга оказывается достаточно просторна; в ней есть и прибрежный отель, и старик Солсбери, и древние вольности Пяти портов, и беглецы от правосудия, и приватиры, и королевские грамоты, и Дуврский пролив и древний офис лорда Уордена. Всё это есть; сегодня нет только привычки писать и печатать комментарии чуть ли не к каждой строке теперь уже старых книг.



мебель для дачи

"Мировой кризис", книга 2, глава 31.

 "После высадки".

Последние дни сэра Уинстона в Адмиралтействе. Италия входит в войну, а "Куин Элизабет" уходит от Дарданелл.

Collapse )

Главы 18-30 "Мирового кризиса" см. в моём ЖЖ. Первая книга целиком - www.on-island.net


Срочное изготовление: изготовление металлоконструкций на заказ.

Редьярд Киплинг. ч.1.

Маленькие хитрости.

Записки о Гихонской Охоте.

пер. Crusoe

Лис вылез из норы на берег Великого Гихона, увидел, как сквозь сухие стебли проса пробирается белый человек на лошади, и, как то было предначертано лисьей судьбой, облаял его. 

Collapse )

Как начиналась Дарданелльская операция.

"Мировой кризис", книга 2 ("1915"), глава 20.

«Невоздержанное воображение Черчилля, его дилетантское невежество в артиллерийском деле, фатальная способность молодого задора увлекать за собою преклонные и не столь живые умы – вот причина Галлиполийской трагедии».

Collapse )


Реставрация деревянных окон - от Компании Art Inter Сервис

Оранжевый крап.

Борис Пастернак. "Девятьсот пятый год."

...
Все сбиралось всхрапнуть.
И карабкались крабы,
И к центру
Тяжелевшего солнца
Клонились головки репья.
И мурлыкало море.
В версте с половиной от тендра,
Серый кряж броненосца
Оранжевым крапом
Рябя.
...

День прошел.
На заре,
Облачась в дымовую завесу,
Крикнул в рупор матросам матрос:
- выбирай якоря! -
Голос в облаке смолк.
Броненосец пошел на одессу,
По суровому кряжу
Оранжевым крапом
Горя.


В первой строфе море пятнает серый кряж (толстый обрубок) броненосца оранжевым крапом: возможно, что волны разбиваются о корпус оранжевыми в закатном солнце брызгами. Или речь идёт об отражении корабля в воде и оранжевой ряби на пятне отражения.

Во второй строфе уже сам броненосец горит оранжевым крапом по суровому кряжу - должно быть, на фоне берега. Здесь "кряж" -  низкая горная цепь или полоса холмов, иное значение этого слова. Но чем пятнает?

Современному читателю Пастернака - если таковой ещё есть - тяжело. Он привык к серым броненосцам, боевые корабли в серой раскраске для нас единственно привычны, броненосец у Эйзенштейна серый, корабли в телевизоре серые или серо-голубые, от оранжевого крапа пастернаковского "Потёмкина" остался разве что красный мятежный флаг. Цвета стихотворных строк не видны; серый броненосец, туманное утро, какой-то непонятный оранжевый крап.

Но если вспомнить, что в 1905 году броненосцы ещё не были поголовно серыми, то картинка расцвечивается, как если бы мы стёрли с неё серую пыль ста и двух лет.

Вот броненосец "Князь Потёмкин-Таврический".

Открытка из набора "Русские броненосцы".



Подводная часть броненосца была окрашена в красный цвет. Надводный борт в черный. Их разделяла белая полоса ватерлинии.
Три дымовые трубы - желтые с черной полосой по краю. Дефлекторные вентиляторы - желтые, раструб внутри - красный. Ходовая рубка облицована темным деревом, некрашеная. Шлюпки, катера, шлюпбалки, обвесы мостиков, гюйсшток и флагшток были выкрашены в белый цвет. Мачты, марсы, сигнальные фалы - желтые. Стеньги, реи, дымовые трубы паровых катеров, швартовые и якорные устройства - черные. Такелаж - черный и серый (стальной).
(Михайлов М.А., Баскаков М.А. Фрегаты, крейсера, линейные корабли. - М.: ДОСААФ, 1986.)


Не правда ли, он рябит оранжевым крапом?  



запчасти для иномарок