Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Бриг "Испаньола".


1. ««ИСПАНЬОЛЕ» ПОЛАГАЕТСЯ БЫТЬ БРИГОМ».

28 октября 1885 года Роберт Луис Стивенсон пишет отцу:

… Иллюстрированное издание «Острова Сокровищ» выйдет в следующем месяце. Я получил сигнальный экземпляр; эти французские рисунки восхитительны. … Художник… понял книгу ровно так, как я её задумал, но допустил одну или две маленькие погрешности – так, он сделал «Испаньолу» бригом. (The Letters of Robert Louis Stevenson - Volume 1).

Затем, через 9 лет Стивенсон снова говорит о типе знаменитого корабля. В статье «Моя первая книга: «Остров Сокровищ»» (первая публикация в журнале «Айдлер», август 1894), РЛС описывает свои посылки, отправные пункты приступа к роману:

… Это будет история для юных читателей – значит, мне не понадобятся ни психология, ни отточенный стиль; в доме как раз живёт мальчишка – он-то и будет экспертом.  Женщины исключаются. Я не смогу управиться с бригом (а «Испаньоле», по правде говоря, полагается быть бригом), но, думаю, смогу обойтись шхуной без публичного сраму. (I was unable to handle a brig (which the Hispaniola should have been), but I thought I could make shift to sail her as a schooner without public shame).

Итак, француз-художник как будто бы раскусил автора и сделал «Испаньолу» бригом – а почему так вышло? Чем была (и по сей день остаётся) «Испаньола» в романе Стивенсона? Почему она должна была стать бригом и в чём разница между бригом и шхуной, собственно говоря? Почему Стивенсон «не смог управиться» с бригом, а смог со шхуной? И, наконец, – имела ли продолжение эта история?

Сразу же отвечу на последний вопрос – история с «Испаньолой» имела продолжение в дальнейшем творчестве самого Стивенсона и именно это продолжение и есть причина моего рассказа. Но начнём с начала.

 

Collapse )

Три ипостаси лорда Уордена.

Редьярд Киплинг, «Изгои» (The Broken Men). Перевод В.Топорова.

За темные делишки,
За то, о чем молчок,
За хитрые мыслишки,
Что нам пошли не впрок,
Мишенью нас избрали
Параграфы статей —
И поманили дали
Свободою своей.

Нет, нас не провожали,
Не плакали вослед;
Мы смылись, мы бежали —
Мы заметали след
От наших злодеяний,
А проще — наших бед.
За нами — каталажка,
Пред нами — целый свет.

Ограбленные вдовы
И сироты купцов
За нами бестолково
По свету шлют гонцов;
Мы рыщем в океане,
Они — на берегу.
И это христиане,
Простившие врагу!

Но вдосталь, слава богу,
На свете славных мест,
Куда забыл дорогу
Наш ордер на арест;
Но есть архипелаги,
Где люди нарасхват,
А мертвые бумаги
Туда не допылят.

Там полдень — час покоя,
Там ласков океан;
Дворцовые покои,
И в них журчит фонтан.
Никто здесь не посмеет
Прервать полдневный сон,
Покуда не повеет
Прохладой из окон.

Природа — загляденье,
Погода — первый сорт,
И райских птичек пенье,
И океанский порт.
И праздник, оттого что
Раз в месяц круглый год
Привозит нашу почту
Британский пароход.

Мы поджидаем в баре
Прибывших бедолаг —
Не чопорные баре,
Но парни самый смак.
Мы важно тянем виски
И с помом, и с самим,
Но на борт — он английский! —
К ним в гости не спешим.

А ночью незаконно
Мы в Англии своей —
С князьями Альбиона
Знакомим дочерей,
И приглашают лорды
На танец наших жен,
Мы сами смотрим гордо,
Покуда... смотрим сон.

О боже! Хоть понюшку
Нам Англии отсыпь —
Ту грязную речушку,
Ту лондонскую хлипь,
Задворки, закоулки
И клочья тощих нив...
А как там Лорд-Уорден?
А как там наш Пролив?

В оригинале последняя строфа такова:

Ah, God! One sniff of England —
To greet our flesh and blood —
To hear the traffic slurring
Once more through London mud!
Our towns of wasted honour —
Our streets of lost delight!
How stands the old Lord Warden?
Are Dover's cliffs still white?

Написано во второй половине 1902 года. Опубликовано в 1903 году.

Читатель мельком задерживается на лорде Уордене - должно быть, какой-то знаменитый деятель Британии тех лет – и чтение заканчивается с безусловным удовольствием от прекрасного стихотворения. Но старина лорд Уорден вовсе не прост и заслуживает некоторой остановки; возможно, что и подробного комментария в конце книги. И пусть книга стихов Киплинга распухнет от комментирования вдвое, втрое и даже впятеро – это не к худу, но лишь к добру.

1. Лорд Уорден – отель.  
Collapse )


2. Уорден с ордером.

Collapse )


3. Старый лорд Уорден.

Collapse )


Какого из лордов Уорденов подразумевал Киплинг? Не знаю, и никто не знает, но есть такая замечательная вещь, как прочтение и при прочтении строка Киплинга оказывается достаточно просторна; в ней есть и прибрежный отель, и старик Солсбери, и древние вольности Пяти портов, и беглецы от правосудия, и приватиры, и королевские грамоты, и Дуврский пролив и древний офис лорда Уордена. Всё это есть; сегодня нет только привычки писать и печатать комментарии чуть ли не к каждой строке теперь уже старых книг.



мебель для дачи

Редьярд Киплинг. ч.1.

Маленькие хитрости.

Записки о Гихонской Охоте.

пер. Crusoe

Лис вылез из норы на берег Великого Гихона, увидел, как сквозь сухие стебли проса пробирается белый человек на лошади, и, как то было предначертано лисьей судьбой, облаял его. 

Collapse )

Оранжевый крап.

Борис Пастернак. "Девятьсот пятый год."

...
Все сбиралось всхрапнуть.
И карабкались крабы,
И к центру
Тяжелевшего солнца
Клонились головки репья.
И мурлыкало море.
В версте с половиной от тендра,
Серый кряж броненосца
Оранжевым крапом
Рябя.
...

День прошел.
На заре,
Облачась в дымовую завесу,
Крикнул в рупор матросам матрос:
- выбирай якоря! -
Голос в облаке смолк.
Броненосец пошел на одессу,
По суровому кряжу
Оранжевым крапом
Горя.


В первой строфе море пятнает серый кряж (толстый обрубок) броненосца оранжевым крапом: возможно, что волны разбиваются о корпус оранжевыми в закатном солнце брызгами. Или речь идёт об отражении корабля в воде и оранжевой ряби на пятне отражения.

Во второй строфе уже сам броненосец горит оранжевым крапом по суровому кряжу - должно быть, на фоне берега. Здесь "кряж" -  низкая горная цепь или полоса холмов, иное значение этого слова. Но чем пятнает?

Современному читателю Пастернака - если таковой ещё есть - тяжело. Он привык к серым броненосцам, боевые корабли в серой раскраске для нас единственно привычны, броненосец у Эйзенштейна серый, корабли в телевизоре серые или серо-голубые, от оранжевого крапа пастернаковского "Потёмкина" остался разве что красный мятежный флаг. Цвета стихотворных строк не видны; серый броненосец, туманное утро, какой-то непонятный оранжевый крап.

Но если вспомнить, что в 1905 году броненосцы ещё не были поголовно серыми, то картинка расцвечивается, как если бы мы стёрли с неё серую пыль ста и двух лет.

Вот броненосец "Князь Потёмкин-Таврический".

Открытка из набора "Русские броненосцы".



Подводная часть броненосца была окрашена в красный цвет. Надводный борт в черный. Их разделяла белая полоса ватерлинии.
Три дымовые трубы - желтые с черной полосой по краю. Дефлекторные вентиляторы - желтые, раструб внутри - красный. Ходовая рубка облицована темным деревом, некрашеная. Шлюпки, катера, шлюпбалки, обвесы мостиков, гюйсшток и флагшток были выкрашены в белый цвет. Мачты, марсы, сигнальные фалы - желтые. Стеньги, реи, дымовые трубы паровых катеров, швартовые и якорные устройства - черные. Такелаж - черный и серый (стальной).
(Михайлов М.А., Баскаков М.А. Фрегаты, крейсера, линейные корабли. - М.: ДОСААФ, 1986.)


Не правда ли, он рябит оранжевым крапом?  



запчасти для иномарок

Джон Сильвер, квартирмейстер.

"NO, not I," said Silver. "Flint was cap'n; I was quartermaster, along of my timber leg.
...
"Gentlemen of fortune," returned the cook, "usually trusts little among themselves, and right they are, you may lay to it. But I have a way with me, I have. When a mate brings a slip on his cable—one as knows me, I mean—it won't be in the same world with old John. There was some that was feared of Pew, and some that was feared of Flint; but Flint his own self was feared of me. Feared he was, and proud. They was the roughest crew afloat, was Flint's; the devil himself would have been feared to go to sea with them. Well now, I tell you, I'm not a boasting man, and you seen yourself how easy I keep company, but when I was quartermaster, LAMBS wasn't the word for Flint's old buccaneers. Ah, you may be sure of yourself in old John's ship."

- Нет, не я, - сказал  Сильвер.  -  Капитаном  был  Флинт.  А  я  был квартирмейстером, потому что у меня нога деревянная.
...
- Джентльмены удачи, - ответил повар, - редко доверяют друг другу.  И правильно делают. Но меня провести нелегко. Кто попробует отпустить канат, чтобы старый Джон брякнулся, недолго проживет на этом свете. Одни  боялись Пью, другие - Флинта. А меня боялся сам  Флинт.  Боялся  меня  и  гордился мной... Команда у него была отчаянная. Сам дьявол  и  тот  не  решился  бы пуститься с нею в открытое море. Ты меня знаешь, я хвастать  не  стану,  я добродушный и веселый человек, но, когда я  был  квартирмейстером,  старые пираты Флинта слушались меня, как овечки. Ого-го-го, какая дисциплина была на судне у старого Джона!


Джон Сильвер был квартирмейстером. И его боялся сам Флинт. Немудрено - Долговязый Джон - исключительная личность. Но что за должность "квартирмейстер"? В примечании к русскому переводу написано: "заведующий продовольствием". Что вовсе не так.

Есть (было) 3 вида квартирмейстеров: армейский, флотский и пиратский, с совершенно разными служебными обязанностями.

В британской армии, квартирмейстер (QM) отвечает за снабжение батальона или полка, он капитан или майор. Имеет в подчинении сержанта и группу кладовщиков.

На флоте (Британия) квартирмейстер - это штурман. Человек, ответственный за навигацию. Но Сильвер не понимал в навигации:

Если бы я был уверен в таком голландском отродье, как вы, я  бы предоставил капитану Смоллетту довести нас назад до половины пути.
     - Мы и сами неплохие моряки! - возразил Дик.
     - Неплохие матросы, ты хочешь сказать, - поправил его Сильвер.  -  Мы умеем ворочать рулем. Но кто  вычислит  курс?  На  это  никто  из  вас  не способен, джентльмены. Была бы моя воля, я позволил бы капитану  Смоллетту довести нас на обратном пути хотя бы до пассата. Тогда знал бы, по крайней мере, что плывешь правильно и что не придется  выдавать  пресную  воду  по ложечке в день.

Обязанности армейского квартирмейстера на флоте (британском) исполняет purser (корабельный казначей).

И есть (был) третий - пиратский - квартирмейстер. Это совершенно иная история.

Прежде всего, он - как и капитан пиратского корабля - выбирается всей командой. Он выше всех офицеров на борту, кроме капитана. Он может наложить запрет на решение капитана, если корабль не в бою и не гонится за призом. Квартирмейстер отвечает за дисциплину и налагает наказания. Наконец, пиратский квартирмейстер возглавляет абордажный отряд.

Таков был Джон Сильвер, когда ходил с Флинтом.