Category: искусство

О реализме в искусстве.

В стороне и ниже моего балкона, балкон общего пользования. Он относится к другому подъезду. На нём курят. Мне сверху видно всё, что там и как. А так как днём на прошлой неделе я вёл на своём балконе ремонтно-восстановительные работы, мне сверху было видно всё постоянно.

С утра там приступила к курению табака девушка в ярко-красном длинном платье. Покурив, покурив и покурив, она на некоторое время из глаз скрылась, а потом открыла новый период курения - но уже в снежно-белом костюме делового стиля. В следующий временной период она предавалась пагубной привычке в майке и джинсах; затем - в синем просторном прикиде; затем - в откровенной ночной сорочке, что было совсем уж некстати, так как весьма отвлекало меня от ремонтно-восстановительных работ.

Затем девушка ушла и более не появлялась.

Поскольку наш консьерж Василий достиг высокой степени взаимопонимания с консьержкой Еленой из соседнего подъезда, а значит, располагает всей полнотой информации обо всём доме, я спросил у него вечером - как он объяснит этот, с позволения сказать, эстрадный сюжет с переодеванием на балконе общего пользования, где курят люди и срут голуби?

- Молодой режиссёр - ответил Василий. Сам он казанский татарин с лаконической манерой речи. - Нет денег. Снимают в квартире.

Потом подумал и добавил:
- Сериал.

- Что за сериал? - спросил я.

- У неё три мужа - обстоятельно разъяснил Василий. - Один мент. Второй олигарх. Третьего в самом начале убили. Всё, как в жизни.

И одобрительно покивал головой.

В ожидании "Горменгаста"

На Озоне открыт предварительный заказ на две книжки Мервина Пика из трёх - они, эти книги, известны под общим названием «Горменгаст». Третья книжка, по агентурным данным, готовится к выходу. Перевод Сергея Ильина, исправленный и дополненный.

Соответственно, надо брать. Читавшие прежние издания «Горменгаста» не услышат от меня ничего нового; дальнейшие слова для тех, кто упустил эту вещь. Я скажу о первых двух книжках, потому что не вполне понимаю третью - но это сугубо моя беда, а не вина автора, полагаю.

Надо читать. Книжки Мервина Пика могут прийтись или не прийтись по душе, понравиться или не понравиться - но это тот случай, когда надо (здесь дебитивная модальность) попробовать.

На обложке будет, вернее всего, написано, что это «фентези». Не вопрос. Фентези так фентези. В рецензиях напишут, что это «воображаемый псевдосредневековый мир города-государства» (уверен, что так и станут писать о первых двух книжках); альтернативно, напишут, что это книжки о (1) Титусе в каменной утробе; (2) об инициации Титуса (3) о самоосознании Титуса. Срань господня, короче. Но читать это надо по (хотя бы) той причине, что Мервин Пик - художник слова.

Здесь нет переносного значения. Пик рисует словом так, как рисовал карандашом и красками - а то и лучше. Он был профессиональный художник кистью и карандашом; он был художник словами, так что читатель может видеть его картины, обонять их, осязать - короче, читатель оказывается внутри повествования - внутри Горменгаста.

Он напоминает мне Пиранези, а тот, некогда, выпустил серию гравюр «Виды Рима»: огромные, загадочные, полуразрушенные, бесконечно привлекательные строения древнего мастерства, около которых, в грязи и безразличии копошится дегенерировавшая мелочь, варвары, современные римские людишки. У Пика такая же густая плоть камня, дерева, воды - но персонажи у него иные. Странным образом, в какой-то двойной перспективе, они никак не теряются среди каменного великолепия. Каждый из них вещен и велик не менее архитектурных громад.

По моему личному мнению, главный герой в любом повествовании выделяется среди прочих тем, что судьба его не предопределена. Аннушка - выражаясь известными словами - не может пролить такому персонажу под ноги подсолнечное масло. Он может «удрать штуку». С этой точки зрения, Маргарита - главный герой, а Мастер с Воландом - нет. Пьер и Наташа? О да. Они могут удрать любую штуку, и мы поверим этому без дополнительных мотивационных объяснений (Пик иногда даёт такие объяснения, они неуместны). Если знакомый вам долгие годы седой профессор университета ударит вдруг соплёй об землю и запоёт «А тому ли я дала» вы не усомнитесь в таком действии. Вы его видите. Оно реально. Человек реален. Вы реальны. Вы видите всё воочию. И вы лишь удивитесь. И Пик станет удивлять вас - у него все герои главные. Двух он даже убил, как Шекспир кончил Меркуцио - стали слишком ярки.

Это уровень Диккенса. Все герои главные, мы видим их, не сомневаемся в их бытии, верим всему, что бы они ни делали. Это сцена, выписанная так, что читатель оказывается на ней с первых строк. А сцена у Пика замысловатая и удивительная; а герои его - и природа его - удирают такие штуки, что закачаешься - чего же ещё?

А дальше стоит попробовать и почитать. Очень даже стоит.

Меткое московское слово.

Авторы книг о бойких на язык москвичах выделяют особую группу острословов: разносчики и/или мелкие торговцы. Теперь, после долгой практики, я твёрдо уверен, что на наших глазах формируется новое сообщество мастеров слова: курьеры интернет-магазинов. Красноречие их проявляется в трёх случаях: (1) в телефонном разговоре, когда они спрашивают о месте и договариваются о времени визита; (2) в телефонном разговоре, когда они сообщают о невозможности тебя найти и подают сигнал бедствия; (3) когда у них спрашивают сдачу.

Ниже приведены некоторые запомнившиеся красоты их речевого искусства. Исследование станет продолжено при открытии должного финансирования.

- Нет такой улицы.

- Невозможный у вас адрес.

- Вдоль забора с колючей проволокой до станции Бойня и вниз до ограды кладбища? Не поеду.

- Я могу приехать к семи, вы будете? - Да, я сегодня до девяти. - Тогда я завтра приеду.

- Я всё иду и иду, иду и иду, - когда же приду?

- Вам ведь приказали не ждать сдачи?

- Гарантийный талон? А зачем вам - мы ведь завтра закроемся

- Я тут привёз одному, а тот сбежал.

- Гавари громче, слушай. Я плохо понимай русский.

- Как вас найти? - А где вы? - На улице!

- Как вас найти? - А где вы? - У красного здания, оно такое жёлтое.

- Как вас найти? - А где вы? - Здесь идёт снег, и лают собаки.

- Выходите навстречу, я тут совсем один!

- Дайте проводной телефон! - (диктую) - Это не проводной телефон! В проводном телефоне нет таких цифр!

- В большом количестве вашего заказа вы найдёте нашу визитную карточку

- Здравствуйте. Я вчера вам заказ привозил. Скажите, я не забыл у вас швейную машинку?

- Я здесь совершенно случайно. Вообще-то у меня свой бизнес, три завода, пекарня...

- Вас нету в Яндексе. Вас нигде нету!

- Только изверг может читать такие тяжёлые книжки!

- Метро "Сокол?" Тогда плюс двести - доставка за МКАД! (Для людей, кто недостаточно знают Москву: мысль о том, что Сокол находится за Московской кольцевой автодорогой, показалась бы удивительной даже в устах Паганеля).

- У меня таких обязанностей нет, чтобы с вами вежливо разговаривать!

- Я всю дорогу спотыкал ваш заказ, а вы тут мне про сдачу!

Напоследок, безусловный шедевр. Высказано мужичком благородного, но опухшего вида, кто принёс мне коробку с телефоном - в ответ на требование размена:

- Я вижу в вас сочувствие, но не нахожу понимания.

О театральном искусстве.

Вот все - Мамонтов да Мамонтов. Мамонтов да Мамонтов. Папонты пасутся в маморотниках. Шок и трепет - а я нарочно посмотрел, это же возрождается традиция русской сцены - провинциальной русской сцены, как мы её теперь воображаем по оставшимся свидетельствам.

Вы только вообразите, как спускается он на плоту, по матушке по Волге, как даёт спектакль в городе Касимове-Бряхимове. Как играет в Лебедяни Велизария. Шиллера! Шекспира! "Люди, люди! Порождение крокодилов!" "Офелия! О нимфа! Сомкни ты челюсти, тяжелые, как мрамор, и в монастырь ступай!"

Вы, кому это положено, - дайте, дайте ему должный ангажемент!

(проверяльщик правописания ЖЖ предложил заменить "Шиллера" на "Киллера", и "Офелия" на "Афелия". С прописных, да-с. Скоро он станет заменять слово "Бог" на "Обстоятельства". Или наоборот.)

Перевешивание порток на другой гвоздок или...

... искусство выглядеть приличным образом в заношенной ветоши.

Посвящение российскому премьеру и новому кабинету его.

Я стал собираться. Достал белье, полотенце, мыло и осмотрел свою верхнюю одежду.

Брюки у меня были потертые, в масляных пятнах, и я долго возился на кухне, отчищая их бензином.

Рубашку я взял серую. Она была мне мала, но зато в пути не пачкалась. Каблук у одного ботинка был стоптан, и, чтобы подровнять, я сдернул клещами каблук у другого, потом гвозди забил молотком и почистил ботинки ваксой.

Беда моя - это была кепка. Кепку, как известно, у мальчишек редко найдешь новую. Кепку закидывают на заборы, на крыши, бьют ею в спорах оземь. Кроме того, она часто заменяет футбольный мяч. В моей же кепке была дыра, которую я прожег у костра на ученической маевке. Если бы еще оставалась подкладка, то ее можно было бы замазать чернилами. Но подкладки не было, а мазать чернилами свой затылок мне, конечно, не хотелось.

Тогда я решил, что днем буду кепку держать в руках, будто бы мне все время жарко, а вечером сойдет и с дырой.

А.Гайдар, Судьба барабанщика.


(Да, а потом пришёл агент госдепа и принёс хорошую одежду)

Лев Николаевич Толстой глазами живописцев.

Одно дело шпицштихель, и совсем другое - больштихель! Лев Николаевич - с его колоритной внешностью, повадками и всемирной славой - никак не мог ускользнуть от вожделений художников искусства. И не ускользнул.


Collapse )

Немного из истории русского фейерверка.

Из: Якоб Штелин, «Краткая история искусства фейерверков в России (преимущественно в составлении планов или аллегорических представлений), набросанная очевидцем (на берегах Невы), который присутствовал не на одном фейерверке и за пределами России». // В книге «Записки Якоба Штелина об изящных искусствах в России», М., Искусство, 1990, т 1.

…Так как царь заметил у своего народа, прежде особенно стойкого против топоров и всех тягот войны, что при всей храбрости он был более привычен к шпаге в руке и штыку, чем к стрельбе, то вознамерился приучить его через потешные огни к стрельбе. Поэтому он распорядился для этой цели, как и для собственной потехи, чтобы ежегодно при его Дворе устраивались три или четыре полных фейерверка из белых огней, а именно, в важнейшие придворные праздники, как-то: в новогоднюю ночь, в день его рождения, именин, коронации и специально в отменно радостные и памятные празднества по случаю особо больших событий, как-то: Полтавская баталия, взятие неприятельских городов, захват шведских фрегатов и т.п. Этому повелению точно следовали еще в правление императрицы Анны и в упомянутые праздники показывались изрядные фейерверки из белых огней. Но для их проведения (...) должен был объявляться указ.

…Петр Великий любил эмблематические представления в фейерверках и иллюминациях.
Во время трех правлений сохранилась эта привычка, которая явилась причиной больших издержек, а также частых и больших фейерверков. И не таким легким делом было подавать для этого новые проекты, которые сменяли друг друга с небольшими изменениями. Их создавали в Академии, каждый член которой охотно привносил свое. Собирались, советовались, каждый сообщал свои мысли тому, который был избран составлять из них иконологическое целое…

Хорошим рисовальщиком, но не инвентором, был там г-н архитектор Шумахер. Поэтому Юнкер и Шумахер имели обыкновение грабить для своих проектов «Mundum Symbolicum» Пиччинелли и другие книги из академической библиотеки.
Однажды они представили на среднем плане императрицу Анну в полный рост с короной и скипетром. Когда Ее величество увидела свой портрет сгорающим таким образом, она отвернулась от окна и сказала обер-камергеру графу Бирону: „Неужели им нечего делать, кроме как сжигать меня как ведьму?" Это явилось причиной очень чувствительного выговора тогдашнему командиру артиллерии.

 

Collapse )

Ремонт стиральных машин zanussi, в. Ремонт стиральных машин zanussi продажа магазин.

Где берёт медь т.Неизвестный?

Издательство: Международный фонд "Демократия",  выпустило двухтомник: Никита Сергеевич Хрущев. Два цвета времени. Документы (комплект из 2 книг), где среди прочего нашлась стенограмма известного буйства от 1 декабря 1961 года на выставке московских художников (С 522-533, том 2). Итак, теперь этот знаменитый случай, почти московская легенда, нашёл некоторую печатную, канонизированную фиксацию; предлагаю документ читателям моего журнала.

ВЫСКАЗЫВАНИЯ Н.С. ХРУЩЕВА ПРИ ПОСЕЩЕНИИ ВЫСТАВКИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ МОСКОВСКИХ ХУДОЖНИКОВ

1 декабря 1962 г.

Около картины худ[ожника] Фалька.

— Вот я хотел бы спросить, женаты они или не женаты; а если женаты, то хотел бы спросить, с женой они живут или нет? Это — извращение, это ненормально.

 

Collapse )

 


О некотором, ужас наводящем изображении.


Скелет, или, как говорят фельдшера и классные дамы,  "шкилет".  Имеет вид смерти. Покрытый простынею, "пужает насмерть", без  простыни  же -  не насмерть.
...
Микитки.  Орган  в  науке  не  исследованный.  По  мнению  дворников, находится пониже груди, по мнению фельдфебелей - повыше живота. (А Чехов)

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ КУЛЬТУРЫ И ПРОПАГАНДЫ ЛЕНИНИЗМА ЦК ВКП(б) А.И.СТЕЦКОГО В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) О КАРТИНЕ ХУДОЖНИКА Н.МИХАЙЛОВА НА ТЕМУ ПОХОРОН С.М.КИРОВА

23 января 1935 г.

В Политбюро ЦК ВКП(б)

Сегодня с утра была собрана партгруппа правления Московского Союза художников по поводу контрреволюционной картины Михайлова (Вольтер, Богородский, Ряжский, Львов, Лехт, Вязьменский и проч.). Затем были вызваны крупнейшие художники Юон, Машков, Герасимов С, Герасимов А., Кузнецов П., Лентулов, Кацман, Моор, Фаворский, Перельман. Я и т. Бубнов говорили с ними.

Юон, который является крупнейшим знатоком живописи и раньше картину Михайлова не видел, сразу сам обратил внимание на скелет и дал, как специалист, детальный анализ, заявив, что это ни в коем случае не может быть "случайным", что это определенный замысел.

Collapse )

 



Интернет Телевидение - спутниковое телевидение.

Асеев, бегемот, дай в долг, лик избит...

...
Я ушла в том экстатическом состоянии, в котором можно сделать все. Год спустя я в таком же полувменяемом состоянии перевела за десять дней всю «Мистерию-буфф» на немецкий язык.
...

— Погодите, так ничего не выйдет, — прервал нас Маяковский.— Что ж так зря говорить слова? Надо сразу придумать и английское слово и то русское, которое из него можно сделать, например, «из вери уэлл»— по-русски будет «и зверь ревел». Давайте так: за каждое хорошее слово—рупь, идет?

Мы вошли в азарт. Могу похвастать: я обставила всех и выиграла чуть ли не два червонца — большие деньги! Результаты — все реплики мистера Понт-Кича в «Бане». Из английского «ду ю уант» вышел «дуй Иван», «пленти» превратилось в «плюньте», «джаст мин» — в «жасмин», «андестенд» — в «Индостан», «ай сэй иф» — в «Асеев». Некоторые слова («слип», «ту-го», «свелл») так и вошли в текст в русской транскрипции (слип, туго, свел), а характерные английские суффиксы «шен» и «ли» дали «изобретейшен», «часейшен» и «червонцли» — по принципу нашего детского «огурейшен».
...

Рита Райт, "Двадцать лет назад".

Из сб. Маяковскому, сборник воспоминаний и статей - Л., Государственное издательство "Художественная литература", 1940 / стр. 108-132.