Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Ко дню кошек.

Прежний сосед наш по даче, дядя Вова, был вдовец, отчасти психопат и прикладывался к стопочке.

И у него была вражда с бездомным палевым и ледащим котом. Вражда дошедшая до градуса истерической ненависти. Палевый бил птиц на участке дяди Вовы, разбрасывая по газону кровавые птичьи кишки и перья; орал ночами; увечил лапой кабачки на грядке; в особенности же дразнил хозяина, сидя на ветке над забором перед верандой и зыркая, а когда дядя Вова переходил в наступление - тикал, показав прежде подхвостье.

Тикал он прежде, чем Дядя Вова с камнем или иным снарядом подходил на дистанцию эффективного поражения.

- Было бы у меня ружьё - распространялся сосед, сидя у нас в саду (о чём бы ни шла речь, мысли его непременно обращались к неутолённой мести) - я бы его...

Грешен. Именно я подал ему идею о рогатке, указав, что некогда этот предмет ребячьей забавы был натуральным, убойным оружием негрских племён. Я же присоветовал ему и материал для, так сказать, упругого элемента. Более того. Поскольку дядя Вова, был вдовец, психопат, прикладывался к стопочке и руки у него были уже не те, я сам и изготовил для него рогатку. И даже присоветовал бить шариком подшипника.

Влепив в сторону кота, он - что ничуть не удивительно - попал в забор. Забор же был железным, из листа; так что грохот пошёл далеко окрест, а в листе образовалась изрядная вмятина. Уточню: то, что окрест пошёл грохот я предполагаю, потому что в тот день меня на даче не было. А вот вмятине очевидец, потому что мне показал её сам дядя Вова - когда я, при случае, полюбопытствовал об его успехах в стрельбе по коту из рогатки. Тогда он и подвёл меня к забору и показал вмятину.

- Видишь - сказал он - а я ведь мог бы убить его. Если бы попал. Теперь я его прикармливаю и хочу приручить.

Действительно, внизу забора стояло блюдце с молоком и кусок подвядшей варёной колбасы на клоке полиэтиленового пакета.

- Пока не идёт, но я его приручу, и он будет жить у меня - заключил сосед.

К сожалению, я не знаю конца этой истории. Вскоре пришла осень, дачный сезон закончился. Весной и летом, я, занятый делами, наезжал на дачу урывками, поспешно; а потом как-то и вдруг выяснилось, что дядя Вова куда-то съехал и дача пустует. Пустует и по сей день, даже и не продана.

Но всё же у меня есть толика надежды на хороший конец. Дело в том, что одновременно пропал из виду и палевый кот, так что я не исключаю, что дядя Вова приручил кота - или наоборот - и что они проживают теперь где-то вместе, вдвоём, душа, как говорится, в душу; ибо всему свое время, и время всякой вещи под небом.

All you need is.

Я был в гостях.
Компания разделилась: одни упёрлись в обсуждение деятелей современной политики; другие - в толки о нраве новопоселённой в дом собаки хаски.

Первые составили кружок, откуда неслось: "Путин - гондон! - Нет! Путин - велик!!! Ходорковский... Крым... Навальный... Всё пропало... Всё воскресает..."

Мы оставили их в личном их, рукотворном их, лепрозории. И обсуждали нового сочлена в семействе хозяев дома: молодую собаку хаски по клчке "Бастинда".

Это само очарование. Она серебристая. Она пушистая. Она беспредельно ласковая. У неё голубые глаза.

- Она не сторожит дом! Она ко всем ластится - гневался хозяин, тиская несторожевую свою собаку.
- Она таскает со стола - жаловалась хозяйка, лицемерно подавая под стол кусок деликатесной рыбы.
- Ваще дура - сообщала с высоты положения хозяйская дочь, глядя на собаку таким взором, какого ни разу за весь вечер не удостоился сидящий рядом ея жених.

Потом мы оставили лепрозорий в доме за обсуждением гондона Трампа и вышли в зимнюю ночь. Мы ходили по колено в пушистом снегу; мы выкрикивали что-то замечательное в свежесть морозного воздуха; мы валялись в сугробах и тискались с пушистой и радостной собакой хаски.

Бог даст тем, кому это нужно, всяких путиных, трампов и прочих гондонов с горкой.

Бог даст понять нам, кто хотят радости, то, что нам не нужны сторожа и слуги и умствования - но только любовь. Только любовь. И немного денег - чтобы закусить, выпить, и, выйдя в серебряное зимнее волшебство, валяться в снегу с собакой хаски.

С наступающим Рождеством Христовым вас, всех, кто понимают это - или обязательно поймут.

Зверь По Имени Кот.

Несколько дней назад, друзья подкинули нам кота породы мейн-кун. Сами они местные, но уехали по срочной надобности загород. И принесли.

Он ангел. Он лучший в мире диванный валик. Он толстая палевая пушистая сосиска. Три раза в день, он оставлял пост диванного валика, преображался в толстую лохматую гусеницу, и струился к миске; опорожнив миску в два глотка, он струился в сортир, делал кучку или лужицу в лоток, а потом снова принимался нести службу диванного валика.

Он нёс эту службу днём и ночью; Будучи подложен под бок – грел; будучи почёсываем – пел песенку. За три дня он занял прочное место в наших сердцах. Он, правда, немного храпел – но никто не совершенен.

И вот его пришли забирать. И он преобразился в чудище. Он дыбился; пушил хвост; разевал страшную красную пасть; он рявкал на пришедших хозяев; он покидал нас в злобе и неприятии будущего.

Мы, удивившись, спросили – отчего такие эмоции в коте, увозимом домой; мы, наперебой, описали его прежнее ангелоподобие, и застыли в вопросе.

- А вы что же, с ним не играли? – с неудовольствием задали встречный вопрос хозяева кота.
- Нет! Он спал!
- А надо играть! Обязательно! Иначе зажиреет – мы вот играем! Постоянно! Ежедневно! – и хозяева поволокли своё бушующее чудище в морозную ночь.

Под катом умилительная картинка британского анималиста для большего драматического эффекта.

Collapse )

Глядя овамо и семо.

Когда каждый день по паре часов тренируешься на велосипеде в парке, встречаешь и видишь многих московских людей в их незатейливых и затейливых занятиях на отдыхе и для здоровья.

Видел я девицу с шестью собаками на сворках. И собаки все разнокалиберные: от огромного угольно-чёрного зверя разбойничьего вида, до маленького жёлтого комка шерсти. Я спросил: «А почему так много и все такие разные?» Выяснилось, что это у них такое дежурство в малоквартирном доме. Дежурство по утреннему выгуливанию собак, в очередь. «Смирные какие - восхитился я - и не ссорятся? Поводки не путают, не убегают?» - «Собака умный зверь!» - нравоучительно отметила девица.

Ещё я видел странных людей - должно быть, секта. Они становятся в круг, в центре - жрец. Одёты легко, но пёстро. Жрец запрокидывает голову, топчется, делает руками так, словно объемлет небо, и гудит. И паства его подражает - все они объемлют небо, топчутся и гудят. Пятами землю содрогают, гуденьем зыблют небеса, так сказать. «Это вы зачем, извините?» - спросил я. «Солнце вкушаем» - сердито ответил мне босой адепт в купальных трусах. Я смущённо уехал.

А иная секта бродит с лыжными палками в руках. Словно толпа калик-перехожих. Одни волочат палки за собой. Другие на них опираются. Третьи растопыривают, мешая проезду. Вообще, мешают они ужасно, ибо ходят нестройными толпами и у всех в ушах наушники с музыкой. Называют себя любителями скандинавской ходьбы. Полным-полно у нас в парке шведов, так сказать. И недавно в этой секте образовалось подсекта бега с отягощением. Это когда человек надевает на себя жилет, отягощённый специальными пластинами для веса, и бегает. Некоторые из таких сектантов явно бегут за апоплексическим ударом, судя по их виду. Я им очень сострадаю.

Ещё я встретил собрата на велосипеде - и вместо одной ноги от верхней трети голени у него протез. Едет неплохо. Ритмично и мощно. Я сказал ему, что поражён, восхищён, и дай Бог ему здоровья. «Это чтобы не жиреть - сказал он. - Жизнь стала малоподвижная, надо. Два года тренируюсь, теперь втянулся, нормально». Ногу ему покалечило на рыбалке, винтом моторки.

А в один воскресный день, я вдруг обратил внимание, что с детьми - всякими, от сосунков до подростков - гуляют и занимаются всякими играми и физическими упражнениями более женщины, нежели мужчины. Беглый подсчёт дал следующее соотношение: одних женщин с детьми - 60%; пар - 30%; одних мужчин - 10%. Здесь, видимо, кроется какая-то глубокая социологическая истина, но она ускользает от меня.

О детях и их детстве.

Дочь попала в хирургию, провёл день с нею, в палате; рядом лежала девочка 11 лет, из Твери. Поломалась на соревнованиях по дзюдо.

Болтали о домашних животных: я, к случаю, рассказал, как сын – да и я – вылупляли в детстве бабочек из гусениц.

Вообразите моё удивление при удивлении девочки: она не знала, как вылуплять бабочек из гусениц! Более того, она не ведала, как выращивать лягушек из головастиков!

Я рассказывал ей, она трепетно внимала. Через несколько времени в палату пришли родители, подъехавшие из Твери, и сразу пустились в расспросы: как рука? Температура? Как кормят? Виды на выписку?

- Папа, мама – отвечала им девочка – летом мы будем вылуплять бабочек из гусениц и выращивать лягушек из головастиков!

Папа и мама вдруг просветлели лицами.

- Да, да! – заговорили они – да! Летом мы будем вылуплять бабочек из гусениц, и выращивать лягушек из головастиков!

- Вот дядя выращивает – девочка показала на меня.

Папа пожал мне руку. Мама исполнила неполный реверанс. Они стали очень довольны.

***
У теперешних детей нет детства. Они не вылупляют бабочек из гусениц, и не умеют выращивать лягушек из головастиков.

Такова, вкратце, педагогическая задача, кою обязаны решить наши учебные заведения.

Взгляд и нечто.

Выстраивая книжки в очередную систематическую систематизированную систему (это когда в их расстановке есть глубочайший смысл и хрен чего отыщешь), припал к Уайльду.

- Сэр,- сказал мистер Отис,- я вынужден  настоятельнейше  просить  вас смазывать впредь свои  цепи.  С  этой  целью  я  захватил  для  вас  пузырек машинного масла "Восходящее солнце демократической партии". Желаемый  эффект после первого же  употребления.

Здесь я отчего-то вспомнил о восходящем солнце русской свободы г-не Навальном. Гхм. Почему? Того не ведаю.

Да-с. Вот что ещё: упорядочив, прогуливаясь, невольно подслушал беседу дамы с маленьким мальчиком - мама и сын, наверное. Мальчик рассказывал матушке историю, выдумывая на ходу. Рассказывал он бойко и складно. Я нарочно пошёл следом, в зоне слышимости. Речь шла о котёнке: зверёк, поначалу шалил, потом стал послушным, потом спас дом от воров, показав невесть откуда взявшиеся зубы и клыки - на это мама смолчала, но когда, по дальнейшему ходу истории котёнок вдруг полетел в небо (спасаясь от собаки), мамаша призвала сына к реализму, спросив: крылья-то откуда? как? почему? - А это ведь волшебный котёнок! - ответил мальчик, как о разумеющемся деле. Настолько разумеющемся, что и особо упоминать не стоит.

Что же, этот мальчик не одинок. Таков и Роберт Хайнлайн, например, если говорить о великих. Сюжет должен катиться, это главное. И если по ходу дела сюжет потребует, чтобы человек вдруг полетел; чтобы из ниоткуда взялись людоеды в партикулярном платье; чтобы на отдельно взятом острове вулканического происхождения оказалось всё многообразие представителей животного мира и всё богатство мира растительного и геологического; чтобы скромный священник кочевал по всему миру безо всякого житейского вероятия, руля и ветрил; если сюжет без этого стопорится, встаёт - быть людоедам, полётам, и всяким невероятиям. А тот кто думает иначе - тот либо ошибается, либо повзрослел!

О том, что Ремизов - это голова.

... Помню (когда уже мы с Ремизовым подружились) он, увидев Гумилева, прохаживающегося вдоль пайковой очереди в роскошной дохе, сказал тихонько, но выразительно: «Искусственный бродит жираф»...
Е.Ф.Книпович, "Об Александре Блоке"

Детектив от Р.Киплинга (2)

- Да, но что с Уоллином? – спросил я.

- Не торопите меня. Мы с Уиллом ехали обратно, рассуждая о лопатке, о прочем, обоюдно согласились, что нельзя утаивать такое свидетельство, и отчего-то расстроились. Грязное это дело - охота на человека. Однако нашёлся компромисс. Я знаю человека в Ярде, в Департаменте криминальных расследований - парень мнит в себе блуждающую почку - и мы решили передать ему дело вместе с ответственностью. Но он как раз уехал на север, написав в ответ, что не сумеет увидеться с нами раньше вторника следующей недели. Итак, ко времени нашей встречи он получил бы улику убийства четырёх-пятинедельной давности. На уикэнд я снова приехал сюда, в гости к Уиллу; субботним вечером мы засели у него в кабинете, чтобы выработать законченную формулировку свидетельства. Я постарался, по возможности, не припутывать к фактам мою теорию. Но если вам любопытно, я остановился на Джеке-Потрошителе, а умозрение было такое: остановив машину я спугнул негодяя и предотвратил потрошение. А потом в кабинет ворвалась служанка Уилла, а за ней Николь, а за ними Джимми Тигнер.

- Жена моя, к счастью, уехала тогда в город – объяснил Лемминг. – И все они одновременно орали.

Collapse )

Детектив от Р.Киплинга (1)

Редьярд Киплинг.

Заклятый.

Пер. Crusoe

Сегодня в целом свете осталось одно лишь достойное внимания сообщество: Братство Сборного и Всеобъемлющего Обряда, Истово Воздающее Трём Малым Светочам.* Основал его Уильям Лемминг, партнёр «Лемминг и Ортон, торговля эстампами»; Александр Хей МакНайт – «Эллис и МакНайт, продовольственные товары»; Роберт Кид, член Королевской Академии - терапевт, хирург и акушер; Люис Холройд Бёрджес, табачник, сигарный импортёр – все из Юго-Восточного Лондона – и их ревностный (хотя и недооценённый по заслугам) трудяга-секретарь. Обыкновенно Братство собирается за обедами у мистера Лемминга, в маленьком беркширском поместье, где тот разводит свиней.
---
* Масонская обрядность: три малых светоча - солнце, луна и мастер Ложи; солнце правит днём, луна - ночью, а мастер правит Ложей.

Я пропустил несколько братских обедов, путешествуя за границею, и, вернувшись, успел на летнюю встречу без посторонних: золотистые барабульки в пергаменте, утята с зелёным горошком, петушиные гребешки с оливками, каперсы с вишню. На десерт подали клубнику со сливками и Шато Латур урожая 1903; а в конце появился заветный сигарный погребец с ключом у одного Бёрджеса.

В такой час мужское соображение охотно берёт барьер персональных увлечений, и после жалоб МакНайта на систематическое воровство в трёх его больших магазинах, Бёрджес поведал нам, как прославленный английский астролог по имени Лили, использовал однажды гороскоп для поимки злоумышленника, укравшего мешок с рыбой. Звёзды привели учёного прямо к вору, а также к даме «с семью португальскими луковицами», кто шла курсом вора, не попав в гороскопический перископ. Затем мы удивились, почему детективные авторы редко привлекают астрологию в помощь своим Шерлокам Холмсам; потолковали о журналах, множащих племя незаконных отпрысков великого оригинала; а потом заговорили об убийствах вообще. Кид, пользуясь преимуществами своей профессии, иллюстрировал беседу примерами.

Collapse )

Сказка в сочельник.

За мельничной запрудой.
Редьярд Киплинг.

пер Crusoe

- Книга, книга – Писцовая Книга! – Вода пошла в Робертову мельницу; начался вечерний помол, деревянное Колесо ожило, и Дух Мельницы завёл песню – привычную, девятисотлетнюю песню.

- Вот Азор, вольный, надел в один род, ни гроша податей. Нун-нун-нунквам гелдавит - nun-nun-nunquam geldavit! Вот Рейнберт, один холоп да пашня да четыре арендатора – право на шесть свинок в роще, да две рыбные ловли по шести пенсов, да мельница в десять шиллингов, одна мельница, unum molinum. Была Рейнбертова – стала Робинова. Ныне и присно и вовеки вечные - tune et post et modo – Робертова мельница. Книга, книга – Окладная Книга!

- Признаюсь – призналась Чёрная Крыса. Она сидела на потолочной балке, кокетливо встопарщивая усы лапкою. – Признаюсь, что вполне довольна собственным положением, в социальном и материальном аспектах.

- Довольство – родовая черта ограниченности – сказала Серая Кошка, скрутившаяся клубком на куске дерюги.
Collapse )