Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Нетленка жизни Хелдейна.

- Отрадно вас видеть снова, Баркер, - отозвался король.- Давненько мы не встречались. Я, знаете, путешествовал по Малой Азии, писал книгу (вы читали мою "Жизнь викторианского мужа в изложении для детей"?) - словом, раза всего два мы с вами виделись после Великой войны.
Честертон, «Наполеон Ноттингхильский.

…тем, кто облегчил мое тяжкое бремя своей безграничной добротой, беззаветной преданностью, радостной и бодрой щедростью, кто посещал меня все время, писал мне прекрасные, полные сочувствия письма, занимался моими делами, устраивал мою будущую жизнь, не покидал меня среди всех поношений, злословия, неприкрытых издевательств и прямых оскорблений…
О.Уайльд. «Тюремная исповедь»

А весы все колыхались, и деревянная чашка подымалась все выше и выше!
Короленко, «Сон Макара».


Статья в «Британнике».

Ричард Бёрдон Хелдейн, 1-й виконт Хелдейн, шотландский (дань неуместной тут политкорректности – Crusoe) государственный деятель.

Родился 30 июля 1856 года, Эдинбург. Умер 19 августа 1928 года, Клоан, Пертшир.

Шотландский юрист, философ и государственный деятель, провёл важные для Британии военные реформы на посту министра обороны (1905-1912).

Окончил Гёттингенский и Эдинбургский университеты, затем (с 1879) адвокатская практика, с 1890 года – королевский адвокат (адвокат по назначению правительства – Crusoe).

В Палате общин с 1885, пэр с 1911. Принадлежал к империалистскому крылу Либеральной партии, поддерживал борьбу Британии в Южно-Африканской войне (1899-1902) вопреки лидеру либералов, сэру Генри Кембелл-Баннерману. Затем (с 11 декабря 1905 года) и к счастью для Великобритании назначен главой Военного ведомства; на новом посту проявил недюжинные административные способности. Хелдейн создал британские Территориальные силы – формально, армейский резерв для защиты Британских островов; на деле, в дни первой мировой, многие территориальные части отправились на Континент. Скорая мобилизация Британского экспедиционного корпуса в августе 1914 года в огромной степени заслуга Хелдейна. Выступил инициатором создания национального генштаба (с 1904) и имперского генштаба (с 1909); в 1906 году кайзер Вильгельм II позволил Хелдейну непосредственно изучить методы работы генерального штаба Германии. Когда англо-германские отношения испортились, Хелдейн отправился в Берлин (февраль 1912 года) с широко известной, но бесплодной миссией: договориться о нейтралитете Британии и соотношении морских сил двух держав.

С 10 июня 1912 года Хелдейн - лорд-канцлер (министр юстиции, верховный судья и председатель Палаты лордов – Crusoe) в либеральном Кабинете Асквита. В скором времени он увеличил число лордов-судей (лорды на жалованье, принимают апелляции, заседают в судебном совете - Crusoe), провёл иные меры для скорейшего отправления правосудия. Но в мае 1915, при формировании коалиционного Кабинета, Асквит не включил Хелдейна в новое правительство из-за облыжных (буйный газетный магнат лорд Нордклифф – Crusoe) обвинений в прогерманских симпатиях. К концу войны, политические взгляды Хелдейна сдвинулись влево, он во второй раз занял пост лорда-канцлера в первом лейбористском Кабинете Рамсея МакДональда (январь – ноябрь 1924).

Хелдейн живо интересовался вопросами образования и – вместе с лидерами Фабианского общества Сиднеем и Беатрисой Уэббами – основал Лондонскую школу экономики (1895). В своих философских работах выступает младогегельянцем, в труде «Царство Относительности» рассматривает философские последствия физических теорий Альберта Эйнштейна. «Автобиография» Хелдейна опубликована посмертно, в 1929 году.
 
Энциклопедии положено выбирать важнейшее из всей жизни человека – выбрано, отжато из «Мемуаров» Хелдейна, из четырёхсотстраничной книги. Только вот я не смог купить новых изданий – лишь первое, 1929 года. Не перепечатано или тиражи последовавших выпусков очень малы.

   

Имя Хелдейна давно не на слуху; конечно, историки знают о Территориальной армии – была такая, полегла у Ипра и на Галлиполи; Китченер невзлюбил территориалов, собрал Новые армии, и те, в свою очередь, полегли на Сомме. Миссия Хелдейна провалилась; философские труды равно с мемуарами не переиздаются; на ЛЭШ, должно быть, висит доска с именем «Хелдейн». И это всё – если судить по «Британнике». Да, он ещё сделал первый перевод «Мир как воля и представление» на английский. Впрочем, переводчиков никто и никогда не вспоминает.

Но среди 400 страниц мемуаров есть две – даже полторы – упущенные «Британникой» страницы за номерами 178 и 179. И в них записан один случай, после которого – пусть даже опосредованно, не зная и имени виконта – Ричарду Бёрдону Хелдейну благодарны миллионы читателей Оскара Уайльда. Это неподдельная – возможно, что и нетленная – слава. Случай произошёл до всяких подвигов Хелдейна на высоких государственных постах.

Стр. 178 и 179.

В девяностые годы помимо прочего я работал в комиссии по обследованию тюрем - Министерство внутренних дел поручило нам изучить тюремную организацию. Обязанность подкрепили особым мандатом с правом приходить в любую тюрьму, в любой час и вызвать через начальника любого из заключённых. В то самое время и при отлично известных всем обстоятельствах, суд приговорил к тюремному заключению Оскара Уайльда. Нам приходилось встречаться в успешные для Уайльда дни, но я не водил с ним близкого знакомства; теперь же подумал, что положение рядового заключённого должно мучить человека весьма деликатной натуры. Я знал, что Уайльда держали в тюрьме Холлоуэй; приехал и попросил начальника устроить нам встречу. Первым делом пришёл капеллан: священнослужитель обрадовался моему приезду, сам он не мог ничего поделать с Уайльдом. Мы встретились в камере, с глазу на глаз. Поначалу Уайльд не хотел беседы, но я положил руку на плечо под арестантским халатом и сказал: вы мне известны и разговор пойдёт именно о вас. Я вижу великий литературный дар, не развитый до сих пор в полную силу; причина ясна - жизнь в удовольствиях не даёт никакой возможности прислушаться к себе самому. Теперешнее несчастье может обернуться благословением: вы получили великую, собственную тему. Я постараюсь дать вам книги, перо, чернила и свободу писать все эти восемнадцать месяцев. Уайльд заплакал и обещал попытаться. Он страстно желал книг, но ему дали лишь «Путь паломника»; узник не хотел довольствоваться Беньяном и попросил Флобера. Но я ответил, что на первой странице «Мадам Бовари» стоит посвящение Флобера парижскому адвокату - тот выиграл для автора дело о непристойной публикации - и тюремное начальство вряд ли пропустит книгу с таким посвящением. Уайльд рассмеялся, я расположил его к себе. Сошлись на трудах бл. Августина и Моммзеновой «Истории Рима». Я предоставил Уайльду книги, и он возил их с собою по разным тюрьмам. Через какое-то время я навестил писателя в тюрьме Уондсворта и после убедил министра внутренних дел перевести его в Рединг. Леди Купер помогла присмотреть за детьми и женой Уайльда. После освобождения писатель прислал мне анонимную книжку – «Балладу Редингской тюрьмы». Он обещал мне и теперь отдал долг.

К последним словам стоит добавить: при жизни Уайльда, его имя ни разу не стояло под «Балладой». Стихи подписаны «С.3.3.» - блок С, третий этаж, третья камера тюрьмы Рединга.

Первое издание вышло 13 февраля 1897 года.

Уайльд надписал и выслал три экземпляра трём адресатам – Уильяму Арчеру, Аде Леверсон и Ричарду Хелдейну.


Развитие ситуации в Калининграде: гостиницы Калининграда.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments