Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Мировой Кризис, глава 34 (1).

Глава 34.

Дни Сувлы.
(The battle of Suvla Bay) 





В объёмистых хрониках британской армии нет эпизода трагичнее битвы при бухте Сувла. Огромный упущенный приз, мастерство рука об руку с некомпетентностью, порыв и медлительность, злая судьба – всё было в тех боях и во всей английской истории нелегко найти подобное сочетание происшествий. Мы ограничимся лишь общим изложением событий – битва многажды и подробно описана. {1} 

Ян Гамильтон вознамерился захватить господствующую над всем массивом Сари Баир высоту 971 (Коджа Чемен Тепе), и, действуя оттуда, отрезать оконечность полуострова по линии Габа Тепе – Майдос. Успех плана позволил бы нам: 

(1) Вырваться с участка АНЗАК и отрезать основную часть турецкой армии от наземного сообщения с Константинополем.
(2) Захватить соответствующие артиллерийские позиции и держать под огнём морские пути сообщения неприятеля с Константинополем и Азией.
(3) Закрепить за собой бухту Сувла: возможно, как зимнюю базу АНЗАК и всех соседних с австралийцами войск. 

За месяц июль штаб экспедиционного корпуса успел разработать детальнейший план атаки: во первых, удерживать турок в секторе Хеллеса сковывающим ударом двух дивизий из шести и не давать неприятелю перебрасывать войска на другие участки; во-вторых, нанести главный удар с плацдарма АНЗАК по господствующей высоте Сари Баира двумя австралийскими дивизиями, 13-й дивизией Новой армии и двумя бригадами - британской и индийской; в-третьих, высадить в бухте Сувла IX корпус из двух дивизий (10-й и 11-й) с задачей утвердиться на возвышенности Анафарта и опереться правым крылом на войска АНЗАК по мере продвижения австралийцев. 

Фронт Хеллеса удерживали 35 000 солдат под командованием генерала Девиса. В секторе АНЗАК атаковал генерал Бёрдвуд с 37 000 штыков. Высадка в бухте Сувла предстояла генералу Стопфорду с двадцатипятитысячным корпусом. Всего 120 000, с учётом 20 000 – 25 000 резерва – войска на островах и в море, на подходе к Галлиполи.

{1} См. карту на стр. 505 




Турки полагали, что к англичанам подошло подкрепление, возможно до 100 000 человек и ожидали общей атаки вкупе с морским десантом к началу августа. Враг понимал, что Сари Баир – ключ к Узостям; опасался возможной высадки у Кум Тепе или Булаира и, ко всему прочему, должен был защищать и азиатский берег. Османы знали о возможностях для нас высадиться в Сувле и бухте Эджелмер но сочли вероятность дебаркаций в этих местах недостаточно высокой и не стали более растягивать войска по побережью. К вечеру 6 августа противник расположил силы следующим образом: 40 000 штыков и 94 орудия в секторе Хеллес; 30 000 пехоты при поддержке 76 пушек против АНЗАК и между АНЗАК и Хеллес; 20 000 солдат и 80 орудий у Булаира; около 60 орудий и 20 000 войска на азиатском берегу. Всего, вместе с отдельными, разбросанными вдоль берега отрядами у турок насчитывалось 20 дивизий – примерно 120 000 бойцов с 330 орудиями; из всей этой силы от 90 000 до 100 000 штыков и 270 пушек стояли на самом Галлиполийском полуострове. 

Тем самым, перед сражением силы обеих сторон были примерно равны. У британцев не оказалось ни одного необходимого для успеха преимущества. Как только откроется направление главного удара, и битва разгорится по всему фронту, рассчитывать на поражение турецкой армии уже не придётся. Мы, впрочем, могли надеяться на внезапный – пока турки не ввели в бой все свои силы - захват ключевых позиций. На деле, в августе в точности, но с большим размахом повторилась ситуация 25 апреля. Как и тогда, промедление свело на нет все преимущества морской силы и враг получил время уравнять численность; вместо отчётливой, уверенной операции нам снова предстояли мучительные испытания с неопределённым исходом, с надеждой лишь на рвение солдат и искусство командиров; всё, как и 25 апреля, решали минуты и стечение обстоятельств. 

Великое сражение началось в полдень 6 августа с атаки Ланкаширской и пехотной территориальной дивизий на 1 200-ярдовом участке Хеллес-фронта. Случилось так, что турки незадолго до атаки перевели в этот сектор две свежие дивизии и оказались у Хеллеса в большой силе: траншеи неприятеля просто кишели солдатами. Немедленно началась кровавая схватка, жестокий бой не утихал целую неделю. Центром событий стал виноградник; британцы заняли его с самого начала сражения и удерживали против контратак до 12 августа – тогда виноградник отобрали турки, но уже на следующий день англичане выбили их и оставили спорный участок за собой; этим – весьма дорогим призом – дело не ограничилось: только одна из семи турецких дивизий на южной оконечности полуострова смогла уйти к месту истинного кризиса сражения. 

Вечером 6 августа, вместе с действиями англичан у Хеллеса австралийцы атаковали холм Одинокой Сосны на правом крыле АНЗАК. Атака предполагалась вспомогательной прелюдией к основной операции с целью обмануть турок и отвлечь их к правому флангу АНЗАК, в то время как левое крыло австралийцев нанесёт решительный удар. Ещё до заката, 1-я австралийская бригада пошла на штурм укреплений холма Одинокой Сосны. Турки перекрыли траншеи толстыми брёвнами и превратили их в совершенно неприступные без правильного гаубичного обстрела и далеко отстоящие от основных сил галереи. Австралийцы прорвались под землю сквозь подкопы, вытеснили и пленили защитников, но сами были немедленно и яростно контратакованы крупными силами осман. Кровавый бой продолжался всю ночь, возобновился 7-го числа и снова, с ещё большей силой, 9 августа, но все попытки врага отбить Одинокую Сосну провалились. До самого конца кампании холм оставался в крепких руках 1-й австралийской бригады. Атаки похожие на дело у Одинокой Сосны и столь же вспомогательного смысла шли против иных укреплённых пунктов, в частности на редут под названием Шахматная Доска. Австралийцы принесли великие жертвы, но не продвинулись вперёд; в некоторых случаях, штурмовые отряды были истреблены почти до единого человека. 

Главная атака АНЗАК началась под раскаты канонады от Хеллеса и Одинокой Сосны. Каждую ночь предыдущей недели мощные подкрепления подходили в бухту АНЗАКа, тайно и искусно сходили на берег и прятались под землю – в промоины и блиндажи, пока к 6 августа у генерала Бёрдвуда не накопилось 37 000 человек при 72 орудиях. Теперь в темноте безлунной ночи 16 000 бойцов вышли из укрытий, выстроились в две колонны, тишком прокрались милю по берегу, затем повернули направо и пошли вверх по трём глубоким промоинам, через каменные завалы и заросли жёсткого кустарника на решающий штурм Сари Баир. В первой фазе удивительного предприятия им надлежало захватить два укреплённых людьми и природою пункта на склоне, справа и слева от трёх промоин. Специальные отряды выполнили задачу полностью и в срок; главные колонны пошли через ночь вверх, на гору, сквозь тьму, каменные баррикады, кустарник, вражеские дозоры. Бёрдвуд, Гамильтон и их штабы надеялись, что на заре головные части австралийских и британских колонн дотянутся до Чунук Баира и Коджа Чемен Тепе. Днём, при беспрепятственной дороге путь отнял бы не более двух часов, к началу атаки у войск было шесть часов ночного времени. Но рассвет застал колонны лишь на полдороге – помешали темнота и трудная местность, планы расстроило упрямое сопротивление мелких турецких отрядов. Ночной поход измотал солдат и, после нескольких тщетных попыток, военное начальство решило закрепиться на достигнутых позициях, дать людям отдых, заново организовать силы и возобновить атаку в ночь с 7 на 8 августа. 

Промедление привело к роковым последствиям. Если бы мы пропустили через фронт измождённых солдат волну свежих подкреплений, то взяли бы весь гребень массива Сари Баир ещё до полудня. Но это решение отвергли – тяжёлая местность, трудности со снабжением – и теперь враг в точности знал силу и направление удара. 


Шкафы-купе монтаж. Лучшие шкафы-купе быстро и качественно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments