Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Часть I. Секретные регалии.

Секретные регалии.

...
В четвертом -- сам император сидит,
Сидит он века за веками
На каменном троне, о каменный стол
Двумя опираясь руками.

И огненно-рыжая борода
Свободно до полу вьется.
То сдвинет он брови, то вдруг подмигнет,
Не знаешь, сердит иль смеется.

И думу думает он или спит,
Подчас затруднишься ответом.
Но день придет -- и встанет он,
Уж вы поверьте мне в этом!

Он добрый свой поднимет стяг
И крикнет уснувшим героям:
"По коням! По коням!" --и люди встают
Гремящим, сверкающим строем.

И на конь садятся, а кони и ржут,
И роют песок их копыта,
И трубы гремят, и летят молодцы,
И синяя даль им открыта.
...

Генрих Гейне. "Германия". 

Королевские регалии Шотландии, ритуальные предметы, символы монаршей власти - три предмета: корона, скипетр и меч.

Последний король суверенного шотландского государства - Иаков VI - короновался ими 29 июля 1567 года; затем, после смерти Елизаветы Английской, Иаков объединил два престола - Англии и Шотландии - под именем Иакова I. Началась так называемая "личная уния" двух государств.

Иакову I наследовал Карл I. Сначала он пожелал доставить шотландские корону, скипетр и меч в Лондон, на коронацию, но натолкнулся на упорное сопротивление и вынужден был сам приехать к регалиям в Эдинбург (через 8 лет после восхождения на престол Англии) и принять шотландскую корону в шотландской же столице.

Через некоторое время в Англии началась революция.

30 января 1649 года Карла I казнили.

Сын обезглавленного, Карл II высадился в Шотландии, пообещал шотландцам всего, чего они от него пожелали и, 1 января 1652 года, короновался в Сконе теми самыми регалиями: короной, скипетром и мечом. Казалось, что уния распалась, но Кромвель пошёл на Шотландию войной. Обстоятельства стали неблагоприятны для монархии; само существование всех монархических установлений и атрибутов оказалось в большой опасности. И тогда шотландский парламент принял меры для сокрытия королевских знаков от врага.

Многолетняя традиция определила хранителем королевских регалий лорда-маршала (или маршала Шотландии, наследственная должность и звание). Английские армии продвигались с исключительной быстротой, и парламент на своих последних заседаниях решил укрыть знаки монаршего достоинства в некотором удалённом месте. Выбрали Даннотар - крепкую фортецию на скале, на берегу Северного моря - владение самого лорда-маршала (в то время седьмого маршала Шотландии, Уильяма Кейта) и поручили хозяину замка дело спасения регалий специальным указом от 6 июня 1651 года.

К 8 июля 1651 года в Даннотаре разместился специальный гарнизон под началом Георга Огилви из Бара; лорд-маршал назначил Огилви лейтенант-губернатором (представителем монарха) в крепости. В Даннотар доставили королевскую артиллерию, в том числе и большое орудие по имени Монс Мэгг: легенда гласила, что огромной пушке случилось снести мачты английского судна на входе в гавань Стонхевен с расстояния в полторы мили.

Англичане приближались, крепость готовилась к скорой и неизбежной осаде. Встревоженные гражданские власти Даннотара принялись настоятельно уговаривать Огилви увезти королевское добро в один из горных замков. Огилви не поддался давлению и обратился за приказом к канцлеру Шотландии, графу Лаудону. Канцлер ответил, что пока Даннотар держится, Огилви должен позаботиться о сохранности коронных атрибутов в замке лорда-маршала, но если решит, что падение крепости неминуемо - может перепрятать их по своему усмотрению, в горах или где-нибудь ещё но, в любом случае, не отдавать во вражеские руки.

Англичане осадили замок. 20 ноября Огилви обратился с письмом к Карлу II; лейтенант-губернатор просил короля выслать лёгкий корабль и увести регалии за море, но обстоятельства не дали Карлу возможности исполнить просьбу Огилви.

3 ноября 1652 года, Ламберт предложил защитникам крепости сдаться на почётных условиях, получил отказ и приступил к тесной блокаде. Теперь драгоценным предметам грозила совсем серьёзная опасность, но дело спасла женская мудрость. Идея принадлежала вдовствующей матери лорда-маршала. Исполнительницей плана стала Кристина Флетчер, жена преподобного Джеймса Гранжера, настоятеля маленькой приходской церкви в Кинеффе, что в четырёх-пяти милях от Даннотара. Кристина взяла у английского генерала разрешение пройти через осадный лагерь и навестить жену губернатора. Супруга Огилви участвовала в плане, но, вместе с матушкой маршала Шотландии решила не посвящать своего мужа в дело, дабы дать лейтенант-губернатору Огилви возможность поклясться перед англичанами под присягой в том, что он воистину не ведает ничего о сокровищах: ни где они, ни когда их унесли.

Кристина Флетчер спрятала корону под одеждой, вышла из замка и спустилась к своей лошади (замок стоит на скале, туда невозможно въехать верхом) в лагерь англичан, где сам генерал неприятеля любезно помог ей взобраться в седло. Служанке миссис Флетчер достались королевские меч и скипетр; она вынесла их в свёртке с льном, якобы для прядения. Дамы прошли через осадный лагерь, вернулись в Кинефф и передали коронные драгоценности преподобному Джеймсу Гранжеру; тот принял регалии и ответил вдовствующей матери лорда-маршала следующим письмом: (31 марта 1652 года)

Я, Джеймс Гранжер, настоятель Кинеффа, беру попечение над знаками государственной чести, а именно: корона, скипетр, меч. Что касается короны и скипетра: ночью, я поднял плиту пола прямо за кафедрой, вырыл яму, положил туда вещи и заделал плиту так, что никакой работы не видно; унёс выкопанный грунт, и теперь никто не догадается, что камень поднимали. Что до меча: я спрятал его в западном конце церкви среди скамей прихожан: вырыл яму промеж двух первых рядов сидений, уложил меч в ножнах в землю, закопал, убрал все следы и ни одна живая душа не найдёт его. Если Богу угодно будет призвать меня до сроку, вы, ваша милость, найдёте всё в указанных мною местах.

В мае 1652 года Даннотар капитулировал перед генералом Дином на почётных условиях: Огилви обещали свободу, но когда выяснилось, что регалии исчезли, он и его супруга подверглись самому жестокому обращению. Их таскали по тюрьмам, наказывали, лишили имущества, держали взаперти; леди Огилви потеряла здоровье и через два года после капитуляции умерла. Легенда говорит, что настоятель Кинеффа и его жена также оказались под подозрением, но не выдали правды и под пытками.

Между тем матушка маршала Шотландии пустила врага по ложному следу. Она распространила за границей сведения, что тайно передала регалии своему младшему сыну, сэру Джону Кейту, а тот увёз коронные драгоценности за море. Когда сэр Джон Кейт вернулся в Англию, то, с риском для жизни дал ложные показания: он, де, отвёз регалии в Париж и лично передал Карлу II. За это мужественный патриот претерпел жесточайшие мучения.

Регалии шотландских королей счастливо остались в тайнике. Время от времени, настоятель и его жена вынимали их, меняли обёртку, спасали от сырости и прочих бед.

После реставрации, мать лорда-маршала и лейтенант-губернатор Огилви открылись Карлу II. Затеялся спор о том, чей вклад в дело спасения регалий весомее; стороны побранились, потягались и получили от Карла II всякие благодарности: Джон Кейт стал графом Кинторским, Огилви - баронетом, Кристина Флетчер и Джеймс Гранжер получили 2000 шотландских денег парламентским указом. И реликвии вновь утвердились в Эдинбурге.

Прошло несколько времени, отшумели кое-какие (несущественные для нашей истории) события и началась борьба за унию Англии и Шотландии. Сначала регалии хотели увезти в Лондон, столицу теперь уже Соединённого Королевства, но шотландцы горячо воспротивились, и в договоре об Унии оказалась следующая статья: "Корона, скипетр, меч, парламентские книги и прочее останутся там, где находятся сейчас, в той части Соединённого Королевства, что зовётся Шотландией и останутся там на все времена, несмотря на Унию".

Тем и порешили. Но корона, меч и скипетр возбуждали народ вообще, якобитов в частности и их решили убрать с глаз долой. 26 марта 1707 года королевские атрибуты торжественно отнесли в специальную комнату Эдинбургского замка, уложили в сундук и заперли на три крепких замка; сама же комната была изрядно укреплена: окна и дымоход забраны железными ставнями, вход перегораживали две двери - одна из дуба, вторая из железных полос, обе со шкворнями, железными засовами, могучими замками. Все ключи сразу же спрятали.

Сокровища сокрылись от людского взора. Немедленно поползли слухи, что их тайно увезли в Лондон. Корону вроде бы видели в Тауэре. Правительство не выказывало желания выставить регалии напоказ, опасаясь всплеска сепаратизма. Один раз, 23 декабря 1794 года, по именному королевскому указу в запертую комнату вошла специальная комиссия - поискать какие-то нужные бумаги. Бумаг не оказалось; комиссионеры видели сундук, но не имели права его открывать и комнату вновь заперли.

В 1817 году, принц-регент - будущий Георг IV - не без помощи одного замечательного человека, о котором скажу ниже - решил, что более нет никаких политических причин скрывать от шотландцев древние символы их былой независимости. Четвёртого февраля 1818 года в комнату вошла назначенная регентом комиссия из десяти человек - 6 важных официальных лиц и 4 представителя шотландской общественности - 4 эсквайра; среди них мы видим имя Вальтера Скотта.

Приятель принца-регента Вальтер Скотт вместе с прочими комиссионерами осмотрел найденные в целости королевские регалии и составил отчёт "DESCRIPTION OF THE REGALIA OF SCOTLAND BY WALTER .SCOTT, BART". Всё изложенное выше - краткий пересказ этого документа в части, касающейся истории королевских атрибутов. По ходу дела, я вставил некоторые, необходимые, на мой взгляд, расшифровки исторических перипетий. Использовано Эдинбургское издание "Description..." 1864 года.

Вот его электронная копия


Вот гравюра найденных в комнате сокровищ.




А вот замок Даннотар. 




Теперь, после необходимо долгого вступления, поговорим о другом великом шотландском авторе - эдинбуржце Артуре Конан Дойле и его рассказе "Обряд дома Мейсгревов".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment