Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Департаментская баллада "Ревизор". Часть I.

Эту бажательку взялись печатать - в чрезмерно, на мой вкус, отредактированном виде. Редактор просил предпослать полный вариант в ЖЖ какими-то словами вроде "Не печатайте!"  Исполняю, ибо абсурдно.

I. Откуда едет ревизор?
 
Из какого столичного ведомства – в воображении Городничего – прибыл Хлестаков? «Из Петербурга» - но Петербург большой, в нём много всяких правительственных органов, а Городничий «уже постаревший на службе… человек» и должен понимать движение административных рычагов.
 
Что знает Городничий из письма Чмыхова?
 
(Для первой части рассказа я ввожу следующие обозначения:
            ПЧР – первая черновая редакция «Ревизора», первый известный автограф пьесы. Предположительно 1835 год.
            ВР – вторая редакция. Декабрь 1835 года.
            ПИ – первое издание (сценический текст). 19 апреля 1836 года.
            ВИ – второе издание 1841 года.)
 
  1. Что ревизор из Петербурга.
  2. Что «с предписанием осмотреть всю губернию и особенно наш уезд» (ВИ); «секретным предписанием обревизовать всё, относящееся по части управления, и именно в нашу губернию» (ПЧР); «с секретным предписанием обревизовать в нашей губернии всё относящееся по части гражданского управления» (ВР).
  3. Что приехал он инкогнито, то есть «не под своим, под чужим именем; не оглашая личности своей; скрывая сан, звание свое» (Даль), «хотя он больше представляет себя частным лицом» (ВР), (ВИ).
  4. Что «У нас даже губернатор узнал его после выезду» (ПЧР).
 
Прежде всего, отметим, что из пьесы начисто исключён губернский уровень. Ревизор едет из самой столицы, для проверки уездного города через голову непосредственного начальства. Ведь и Городничий, и прочие действующие лица ходят под органами управления губернией.
 
Во-вторых, охват ревизии «…всё относящееся по части гражданского управления».
 
В-третьих, приезд инкогнито.
 
Начнём с «инкогнито». Расследование до поры негласное. Ревизору зачем-то надо скрывать свою личность – но до времени, это не тайный агент, не шпион. Он не возвратится в столицу никем не узнанный и с добытыми сведениями. Он – ревизор, но приехал без шума. Сведения о нём не распространены через официальные каналы.
 
«Инкогнито проклятое — вот что смущает! Вдруг заглянет: а, вы здесь, голубчики! А кто, скажет, здесь судья? — Ляпкин-Тяпкин, — подать сюда Ляпкина-Тяпкина! а кто попечитель богоугодных заведений? — Земленика. А подать сюда Земленику! Вот что худо». (ПИ).
 
То есть на каком-то этапе проверки личина спадает с волчьих клыков ревизора и он появляется перед уездными начальниками во всём блеске, величии и с полномочиями призвать к ответу… чиновников совершенно различных министерств и департаментов, невзирая на все межведомственные перегородки.
 
Действительно. Городничий – начальник исполнительной полиции. Он – помним, что губернский уровень подчинения из пьесы начисто убран! – проходит по департаменту исполнительной полиции МВД, первое отделение, первый стол – кадры исполнительной полиции.
Лука Лукич Хлопов, смотритель училищ: Министерство народного просвещения, Главное управление училищ.
Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин, судья: Министерство юстиции.
Артемий Филипович Земляника, попечитель богоугодных заведений: МВД, департамент хозяйственной полиции, второе отделение - состояние приказов общественного призрения, богоугодных заведений, домов призрения, больниц, домов умалишённых.
Иван Кузьмич Шпекин, почтмейстер: Главное почтовое управление.
Христиан Иванович Гибнер, уездный лекарь: МВД, Департамент медицинской полиции.
 
Обратите внимание сколь корректно, с какой административной скрупулёзностью Городничий обращается к коллегам (подельникам), формируя линию обороны от ревизора:
 
«Особенно вам, Артемий Филипович. Без сомнения, проезжающий чиновник захочет прежде всего осмотреть подведомственные вам богоугодные заведения…» (ВИ)
 
«Теперь я обращусь к вам, господин попечитель училищ. Хотя, конечно, вы имеете совершенно особенное свое управление, но так, как глава города, я обязан сделать вам несколько полезных замечаний.» (ПЧР)
 
«Я не знаю, обратится ли господин ревизор прежде в суд, — что однако ж мне кажется сомнительно, — что обыкновенно все жалуются на большую запутанность уездных судов: будто бы ошеломит так всякого нововходящего, что он едва находит дверь вытти, — чего я не сужу, потому по этой части никогда не служил, и мой суд, как вы сами знаете, больше словесный.» (ПЧР)
 
Но грядущий ревизор не знает межведомственных преград. Более того. Он действует через губернский уровень – более чем смело, вопреки субординации, изрядно оскорбительно для губернатора. Из какого же он может быть столичного ведомства? Опуская подробности, из трёх.
 
Сенат
МВД
Собственная Е.И.В Канцелярия.
 
На всеобъемлющую и традиционную сенаторскую ревизию это совершенно не похоже. Подготовка сенаторской ревизии производилась министром юстиции и Сенатом после высочайшего указа; ревизора подбирали заинтересованные в деле учреждения, МВД, Комитет министров. Кандидатура ревизора утверждалась императором.
Сенаторская ревизия регламентируется чёткими инструкциями 1799, 1805, 1819 и 1820гг и это не просто инструкции, но часть Свода Законов империи; перед началом ревизии губернатору предписывали и давали срок для отчета по губернскому правлению. Ревизующий сенатор и его помощники прибывали в губернию и работали там долго, иногда до года, разбираясь с делами, принимая жалобы от просителей, при необходимости выезжая на и места. Словом, это громоздкая, внушительная и совершенно открытая процедура, никак не вяжущаяся с «инкогнито из Петербурга» напрямую в уездный город.
 
Сенаторская ревизия через голову губернатора? Полноте. Николай ревниво относился даже и к любому нареканию губернаторам от Сената. "Впредь Сенату никаких выговоров губернаторам не объявлять, иначе как представляя на мое разрешение" (Николай I, 1827 год).
 
Добавим.
«Впрочем, я так только упомянул об уездном суде; а по правде сказать, вряд ли кто когда-нибудь заглянет туда: это уж такое завидное место, сам бог ему покровительствует…»(ВР).
 
Человек из Сената – высшего надзорного органа за отправлением правосудия – не может обойти суд.
 
Я отрицаю сенаторскую ревизию.
 
Собственная Е.И.В. Канцелярия. Это самое страшное: надзор за пастухами. Возможно, что I отделение. Канцелярия поставлена над общей системой государственных учреждений, подчиняется непосредственно императору помимо всех органов управления. В компетенцию Канцелярии входит весь административный механизм, независимо от ведомственной принадлежности. В конце пьесы так и случается – мы видим жандарма – некоторый признак ревизора именно из этого учреждения.
 
Но Городничий думает не о Сенате и не о Собственной Е.И.В. Канцелярии. Он предполагает ревизию МВД.
 
Проверка через голову губернатора и помимо всех межведомственных перегородок – вот ключевое место, главная особенность этой ревизии.
 
Проверка производится органом, в ведении которого находится и городничий и губернатор. В противном случае невозможна ни проверка городничего, ни проверка через голову губернатора.
 
Ко времени действия «Ревизора» (30-е годы 19 века), губернаторы назначались императором по представлению Министерства внутренних дел. Формально, губернатор подчинялся Сенату, Совету министров и МВД, но фактически – лишь МВД. По сути, губернатор был чиновником МВД, равно как и городничий – начальник исполнительной полиции города.
 
На этом месте желательно отбросить современное значение слова «полицейский». В то время, полиция не занималась тем, чем сейчас и слово «полиция» означало не только и не столько «систему административных органов государственной безопасности, осуществляющих защиту существующего общественного и государственного строя, охрану общественного порядка, ведущих борьбу с преступностью и правонарушениями».
 
В 1830 году, административная деятельность, с некоторыми поправками, опиралась на «Устав благочиния, или полицейский» Екатерины Великой. Императрица же руководствовалась идеями Николя де Ла Мара («Traite de Police») и видела список полицейских функций так:
 
ДОПОЛНЕНИЕ К БОЛЬШОМУ НАКАЗУ Глава XXI
 
527. О благочинии, называемом инако Полициею.
528. Часто разумеется под названием Полиции порядок вообще в Государстве.
529. МЫ изъяснимся в сей главе, что МЫ здесь под именем Полиции разумеем,
530. К попечению которой все то принадлежит, что служит к сохранению благочиния в обществе.
531. Уставы сея части суть совсем другого рода от прочих гражданских законов.
551. В сих частях должно прилагать тщание о нижеследующем.
552. 1) Чтобы ничего не дозволять, что может смутить отправление службы Божией, творимой в местах, к тому определенных, и чтоб порядок и приличное благолепие были гражданами наблюдаемы при крестных ходах и тому подобных обрядах.
553.2) Целомудрие нравов есть вторым предлогом сохранения благочиния и заключает в себе все нужное ко стеснению роскоши, к отвращению пьянства, ко пресечению запрещенных игр, пристойное учреждение об общих банях или мыльнях и о позорищах, чтоб воздержать своевольство людей, худую жизнь ведущих, и чтоб изгнать из общества обольщающих народ под именем волшебников, прорицателей, предзнаменователей и других подобных обманщиков.
554. 3) Здоровье — третий предмет Полиции, и обязует распространить свое тщание на безвредность воздуха, на чистоту улиц, рек, колодезей и других водных источников, на качество съестных и питейных припасов, наконец, на болезни, как в народе размножающиеся, так и на прилипчивые.
555. 4) Бдение о сохранении всякого рода жит и тогда, когда они еще не сняты с кореня, соблюдение скота, лугов для их паствы, рыбных ловель и проч. Предписывать должно общие правила о сих вещах по приличию обстоятельств, и какие в том иметь надобно для предосторожности.
556.5) Безопасность и твердость зданий, и правила к наблюдению в сем случае, потребные для разных художников и мастеровых, от которых твердость здания зависит; содержание мостовой; благолепие и украшение городов; свободный проход и проезд по улицам; общий извоз; постоялые дворы и проч.
557. 6) Спокойство народное требует, чтобы предупреждены были внезапные случаи и другие приключения, как-то: пожары, воровство и проч. И так предписываются для сохранения сего спокойства известные правила, например, гасить огонь в положенные часы; запирать ворота в домах; бродяг и людей, никакого вида о себе не имеющих, заставляют работать или высылают из города. Запрещают носить оружие людям, к тому не имеющим права, и проч. Запрещают недозволенные сходбища или собрания, разноску и раздачу писем возмутительных или поносительных.
По окончании дня стараются соблюсти спокойство и безопасность в городе и в ночное время, освещают улицы и проч.
558. 7) Установляют верный и одинаковый вес и меру, и препятствуют, чтоб никакого обмана не было чинено.
559. 8) Наемные слуги и поденные работники составляют также предлог сего правления, как для содержания их в своей должности, так и для того, чтоб они должную себе плату верно получали от тех, кои их нанимают.
560.9) Наконец, нищие, а наипаче нищие-больные привлекают попечение сего правления к себе, во-первых, в том, чтоб заставить работать просящих милостыни, которые руками и ногами своими владеют, а при том, чтобы дать надежное пропитание и лечение нищим немощным.
 
Т.о. к ведению полиции относится надзор за отправлениями культа, нравами в обществе, здравоохранением, присмотр за урожаем, постройками, транспортом, пожарами, бродяжничеством, мерами и весами и т.д.
 
Позднейшие времена, до реформ 60-х, лишь расширяли этот список.
 
Итак, во времена «Ревизора», «полиция» = «администрация с широчайшими полномочиями», а Министерство полиции и, затем, МВД – главный административный орган государства.
 
Сравним общий порядок по всем министерствам:
§ 269. По всем делам службы никакого предписания министра не можно обратить к нижнему начальству, миновав или не известив высшее.
§ 270. В делах, от губернского начальства зависящих, все предписания министров обращаются к начальнику губернии.
… («Общее учреждение министерств.» Ч.II, «Общий наказ министерствам»).
 
И особое положение МВД:
«… особенные приложения и необходимые изъятия: … власть его (Министерства полиции, затем МВД – Crusoe) должна отличаться от других властей исполнительных …
… когда по особенному свойству дел… и в видах общей безопасности окажется необходимым иметь сведения от лиц, подчинённых другим ведомствам… то Министерство имеет право требовать эти сведения непосредственно» («Наказ Министерства полиции», взято из Н.В. Варадинов, «История Министерства внутренних дел», С-Пб, 1859, стр 30-31).
 
То есть МВД может действовать «через голову» собственного чиновника - губернатора.
 
Городничий предпринимает меры. Он «…с своей стороны сделал кое-какие распоряжения в отношении собственно моей части, то есть преимущественно полицейской: насчет пожарных труб, чистоты улиц и пр. — предмет головоломный, несмотря на то, что, повидимому, кажется незатруднительный.»; дал указания Землянике и Гибнеру – то же МВД, департамент хозяйственной и медицинской полиции; Ляпкину-Тяпкину – Министерство юстиции, но производство следствия и исполнение приговоров в ведении МВД; Хлопову – Министерство народного просвещения, но если «вольнодумные мысли внушаются юношеству» - это по части полиции; вспомнил, что «не выстроена церковь при богоугодном заведении, на которую назад тому пять лет была ассигнована сумма», отметил, что «чем больше ломки, тем больше означает деятельности градоправителя» - департамент государственного хозяйства и публичных зданий МВД; «да не выпускать солдат на улицу безо всего: эта дрянная гарниза наденет только сверх рубашки мундир, а внизу ничего нет» - департамент исполнительной полиции МВД, первое отделение, первый стол – кадры исполнительной полиции, взаимоотношения полиции с губернскими и уездными гарнизонами.
 
Антон Антонович ожидает чиновника МВД. Из какого отдела? Что можно сказать о его (ревизора) предполагаемой личности?
 
 
II. Из какого департамента МВД ревизор? В каких чинах? Его персона?
 
Я неоднократно упоминал, что ревизия охватывает – как минимум – несколько учреждений по различным департаментам МВД. Подобная ситуация предусмотрена в самой структуре МВД: для «производство дел, не имеющих точного назначения по департаментам» относятся к деятельности Общей канцелярии министра.
 
При Общей канцелярии предусмотрено «известное число чиновников, кои, не имея определённых должностей, употребляются по собственному избранию Министра для разных поручений, как-то, для обозрения разных местных управлений, для проверки следствий на местах и тому подобного… начало чиновников особых поручений и состоящих при министерстве…». (Варадинов, «История МВД»).
 
Можно с уверенностью предположить, что Хлестаков – в воображении Городничего - чиновник особых поручений Общей канцелярии МВД.
 
И едет он на очень опасное дело.
 
Метод проверки указывает на недоверие к губернатору. Негласные действия «через голову» возможны лишь при утвердившемся в Петербурге желании снять и заменить губернатора.
 
Инспекция идёт из очень высоких и очень властных кругов. Городничий – лишь пешка, козёл отпущения, средство сбора компромата, разменная фигура в крупной игре и он это понимает. Он сам и все его действия не заслуживают удара самого Перуна – в крайнем случае, жалобу на безобразия в уездном городишке спустят губернатору с пометкой «разобраться и доложить». Он попал в чужую игру и положение его буквально «хуже губернаторского». Что остаётся городничему? Лишь перевести расследование на другого городничего.
 
 
В чиновники особых поручений попадали два сорта людей: очень компетентные, с высокими знаниями, интеллектом, практической хваткой и «золотая молодёжь»: юные родственники с протекцией и с целью выслужиться поблизости от министра, получить отличие и выйти на следующий виток карьеры. «Инкогнито проклятое» - не призвано ли оно, помимо прочего, не будоражить городок громкой фамилией юного отпрыска знатного рода? Молодой человек со связями, желающий выслужиться – а на ревизии через голову губернатора можно выслужиться. Или наоборот. Губернатор – высокая фигура, у него есть и враги и заступники в самых высоких кругах и сбор компромата – а иначе ревизию в уезде без ведома начальника губернии понять невозможно – может окончиться как за здравие, так и за упокой для ревизора: смотря чья в Петербурге возьмёт. Кто пойдёт на такое дело? Скорее, человек молодой; азартный или глупый, человек бесшабашный, готовый на грудь в крестах или голову в кустах или человек без царя в голове – но никак не важный чин, которому есть что терять – разве только совсем непотопляемый чин. Оба – и ревизор, и ревизуемый - пешки в чужой игре. Если городничий выстоит – найдут другой уездный город для сбора компромата, а ревизору скажут «не справились» или пошлют в иное место. Не выстоит Антон Антонович - погибнет в пламени чужой интриги и в угоду карьере чиновника особых поручений. А то вдруг губернатор спохватится и примет контрмеры и… В общем, худо Городничему. Но что за удалец этот ревизор! Какой задор, какое бесстрашие, азарт молодости, жажда чинов и звёзд – как он не уклонился, но бросился в эту опасную затею! Или он просто юный и безмозглый оболтус? Подставное лицо? Тот самый Хлестаков?
 
Городничий предполагал увидеть, в том числе и Хлестакова и увидел Хлестакова. Его административный опыт указывал либо на непотопляемого, орденоносного и маститого чиновника, которому по плечу такое мутное и опасное дело, либо на юного оболтуса со связями. Оболтус явился. Цепь рассуждений замкнулась. Сюжет «Ревизора» закрутился административными колёсами.
 
В «Евгении Онегине» время расчислено по календарю. «Ревизор» рассчитан по административным правилам Российской империи.
 
Его писали два человека – первый, в прошлом петербургский чиновник, Николай Васильевич Гоголь – он понимал образ Хлестакова. Он и был Хлестаковым – сидел в канцелярии, голодал, мечтал о достатке и славе, ходил по театрам, обедал с Булгариным (Булгарин провёл в печать первое стихотворение Гоголя) и занимался литературой.
 
И второй человек - Николай Васильевич Гоголь, петербургский чиновник: 3 месяца (декабрь 1829 – март 1830 года) служба в Департаменте государственного хозяйства и публичных зданий МВД и год (с марта 1830) службы в Департаменте уделов. Дослужился до помощника столоначальника, затем занялся сочинительством и написал комедию на административные порядки – пьесу «Ревизор».
 
Гоголь удивительным образом смотрит на предмет и с той и с другой стороны, он объемлет и пронизывает весь материал пьесы своим жизненным опытом. Можно подумать, что автор собирает искусный механизм действия на своём письменном столе, в бухгалтерских нарукавниках, в парике крёстного Дроссельмейера, с лупой часовщика в лукавом малороссийском глазу, по чертежам Полного свода Законов Российской империи.
 
«Тут всем досталось, а больше всего мне» - сказал после представления Главный Администратор Империи, Николай Павлович.
 
Думаю, что сюжет «Ревизора» родился между 1829 и 1831 годом. Это «департаментская баллада» и истоки её в наблюдениях молодого чиновника Гоголя за отправлением дел, в разговорах с сослуживцами о взятках и ревизиях, начальстве и протекции, в пересудах о причудах служебных назначений; она родилась не в возвышенных беседах с аристократом Александром Пушкиным, но в чайных и пивных, в антрактах театральных зрелищ. И думаю, что это можно доказать.
 


приточно вытяжные установки Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments