Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Борьба Бонапарта с откатами.

 Из "Мемуаров генерала барона де Марбо". Текст - как сказано в книге - печатается с перевода 1891 года. Тем самым, современное значение слова "откат" имеет, самое меньшее, столетнюю с хвостиком историю.

Наполеон, убежденный, что наилучший способ заставить англичан запросить мира — это разрушить их торговлю, противодействуя проникновению английских товаров на континент, приказал захватывать все английские товары и сжигать их во всех странах, находившихся под его властью, то есть более чем в половине Европы. Но любовь к золоту столь могущественна, а торговля — дело такое тонкое! Короче, был изобретен надежнейший способ контрабанды. При этом английские торговцы, с которыми существовала договоренность, отправляли один или несколько кораблей с товарами так, чтобы их захватил кто-нибудь из наших корсаров. Тот отводил их в один или несколько портов, занятых нашими войсками — от шведской Померании до самых окраин Неаполитанского королевства. После осуществления этого первого акта оставалось выгрузить товары и доставить их на рынок, избежав конфискации. Огромная протяженность побережий завоеванных стран не позволяла таможенникам надежно охранять их, поэтому морской берег охраняли солдаты, находившиеся под командованием генералов, которым было поручено управление провинциями, занятыми нашими войсками. Так что для пропуска тюков с товарами достаточно было разрешения одного из генералов. Потом торговцы «договаривались» со своим покровителем. Это называли «лицензией» или «откатом».

Происхождение такого нового вида торговли относится к 1806 году, когда Бернадотт занимал Гамбург и часть Дании. Данным способом этот маршал заработал значительные суммы денег, и, желая оказать кому-то знак своего расположения, он выдавал ему «лицензию», которую этот человек продавал торговцам. Постепенно подобный метод распространился на все морское побережье Германии, Испании и особенно Италии. Он проник даже в императорский двор, где придворные дамы и камергеры требовали для себя «лицензии» у министров. От Наполеона это скрывали, но он все знал или подозревал. Однако он терпел эти злоупотребления за пределами Франции, лишь бы они осуществлялись в тайне. Но удивительно, что, как только этот великий человек узнавал, что кто-нибудь слишком далеко зашел в своих незаконных прибылях за счет «лицензий», он тут же заставлял его вернуть награбленное. Так, когда императору сообщили, что комиссар-распорядитель Мишо, глава администрации армии Бернадотта, проиграл за вечер 300 тысяч франков в одном из игорных домов Парижа, Наполеон приказал одному из адъютантов написать Мишо, что в кассу Дома Инвалидов требуются деньги, поэтому император приказывает Мишо внести туда 300 тысяч фраН ков. И Мишо поспешил сделать это — вот сколько он заработал на «лицензиях»!
 
Вам, конечно, понятно, что в продаже «лицензий» Массена был не последним человеком. По договоренности с генералом Солиньяком, начальником своего главного штаба, он наводнил ими все порты Неаполитанского королевства. Получив сообщение, что Массена поместил сумму в три миллиона в один из банков Ливорно и что одновременно он получил 600 тысяч франков от генерала Солиньяка, император приказал написать маршалу, чтобы обязать Массену одолжить ему самому миллион, и попросил еще 200 тысяч франков у начальника главного штаба. Это была как раз третья часть того, что каждый из них заработал на «лицензиях». Как видите, император не сдирал с них шкуру полностью. Но при виде этого приказа Массена взвыл, как будто ему вырывали внутренности, и ответил Наполеону, что, будучи самым бедным из маршалов, обремененным большой семьей, он весьма сожалеет, что не может ничего послать императору!

Генерал Солиньяк написал похожий ответ, и оба они радовались, что сумели обмануть императора, как вдруг, во время осады Гаэты, к ним прибыл с поручением сын ливорнского банкира и объявил, что к его отцу явился инспектор французского казначейства в сопровождении комиссара полиции и многочисленных жандармов, приказал подать ему кассовую книгу и дал расписку на три миллиона шестьсот тысяч франков, внесенных маршалом Массена и генералом Солиньяком, добавив, что, поскольку эта сумма, принадлежащая армии, была вкладом, доверенным этим двум господам, император приказывает немедленно вернуть ее наличными или оборотными векселями, аннулируя все квитанции, выданные Массене и Солиньяку! Был составлен протокол проведенного изъятия, чему банкир, ничего, впрочем, не терявший, не смог воспротивиться.

Трудно представить себе ярость Массены при известии о том, что его состояние только что было у него отнято. Он даже заболел от этой новости, но не осмелился ничего требовать у императора, который, находясь в то время в Польше, приказал Массене приехать к нему. Вознаграждением за службу для Массены после подписания Тильзитского мира был титул герцога Риволи и рента в 300 тысяч франков, но это не утешило его после той потери, какую он понес в Ливорно. Время от времени, несмотря на свою обычную осторожность, Массена прилюдно восклицал: «О жестокий, пока я сражался за его интересы, он посмел отнять у меня те небольшие накопления, которые я поместил в банк в Ливорно!»



восхитительный ландшафтный дизайн Петербург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments