October 4th, 2012

"Послание Даны Да".

Редьярд Киплинг.

Послание Даны Да.

пер. Crusoe.



Если тебя душит ночной кошмар, вспомни о чамаре – индийская пословица.

Однажды некоторые люди в Индии сотворили новые небеса и землю новую из битых чайных чашек, пары оброненных брошек и головной щётки.[1] Предметы эти - потерянные в кустах и всяких ямах холмистого края – искала, отыскивала, чинила и латала поднятая на ноги рать подручных божков, полный штат их гражданской администрации; а все потом сказали: «Есть в этом мире вещи, что философии не снились и во сне». Затем случались и другие вещи, но новая религия не сумела превзойти первоначального впечатления, хотя и благовестила окрест, чтобы не растерять паству, используя авиапочту[2] и всякие номера с привлечением музыкантов.

Новая религия, не в пример прочим, обыкновенным, родилась безразмерной. Она стремилась распространиться и склеить в единое целое всё натворённое мистиками от начала времён. Она усвоила краденое у масонов; изъяла у розенкрейцеров добрую половину щенячьей их болтовни; взяла какие-то фрагменты из философии Египта – те, что нашлись в Британской энциклопедии; позаимствовала из Вед переведённые на английский с французским отдельности, а непереведённое пересказала своими словами; попользовалась германским материалом, что унаследован немцами от зороастрийской Авесты; нашла вдохновение в магии – белой, серой и чёрной, не обойдя спиритизма, хиромантии, карт, гаданий на жареных каштанах, на орехах с двумя ядрышками и на каплях свечного воска; пошарила бы в вуду и обии, когда бы знала об их существовании; итак, религия эта показала себя средой необыкновенной ёмкости – невиданной со дня рождения хлябей земных.

И вот, когда все ритуалы стали приведены в порядок, вся машинерия отлажена, и все пожертвования собраны, явился Дана Да – из ниоткуда, с пустыми руками, чтобы написать главу этого нового Писания, доселе не напечатанную. Он говорил, что первое его имя Дана, а второе – Да. Но такого имени не бывает в Индии, если пренебречь Даной[3] из нью-йоркского «Сана», бхильским именем «Дана» и бенгальским «Де», что произносится как «Да». «Да» - имя лапландское или финское, но Дана Да не был финном; не был он и чинном, бхилем, бенгальцем, лопарём, наиром, гондом, цыганом, магхом, бохари, курдом, армянином, левантинцем, евреем, персианином, панджаби, мадраси, парсом – он выпал из этнологической классификации. Он был Дана Да, просто Дана Да и отказывался распространяться по этому поводу. А чтобы как-то определиться, не распространяясь, он звал себя коротко: «местный». Он запросто мог оказаться одним из людей Горного Старца – последний, говорят, был единственным узаконенным пророком Чайной Чашки[4]. Некоторые верили, что Дана Да из таких, но сам он в ответ смеялся, отвергая всякую связь с культом, и называл себя «независимым экспериментатором».


Collapse )