October 17th, 2011

Отгадка.

«Карты на стол! – сказал топограф».

Загадка http://crusoe.livejournal.com/214793.html состояла из двух частей – кто и когда/почему.

На первую часть ответили многие (в порядке поступления ответов): ljreader2, dtim, meshekskyi, fad_gel, ok_66, eslj, vbvb, odnalyubka.

На вторую: fad_gel, ok_66, eslj, vbvb.

Мои поздравления!

По персоне: это Пётр Алексеевич Булгаков, к упомянутому времени генерал-провиантмейстер, то есть начальник продовольственного снабжения войск, и статс-секретарь ЕИВ - «имел право личного доклада императору и, по чину, считался выше сенатора» - как зашифровано в загадке.

Описание личности Петра Алексеевича не требует особых трудов – это был лично честный человек с повадками Городничего из «Ревизора». Он подражал манерам другого Петра Алексеевича – Романова – используя (в буквальном смысле) дубинку и прочие подручные средства для искоренения мздоимства и нерадений во вверенных ему губерниях – а был он тамбовский губернатор (с 6 декабря 1843 до 28 апреля 1854) и калужский губернатор (с 28 апреля 1854 до 7 апреля 1856)*

* (Губернии Российской империи, история и руководители, 1708-1917, М., Объединённая редакция МВД, 2003. С 128 и 290). Здесь я прошу извинения у уважаемого ljreader2 – в самом деле, ему случилось управлять двумя губерниями. Хотя в Калуге он пробыл лишь год.

Был он ещё невоздержан на язык, сквернослов, любитель выпить, амикошон, циник, человек ясного ума и, повторюсь, персона честная. Собственно, за последнее качество он и был назначен в 1855-м генерал-провиантмейстером армии; злоупотребления снабженцев в годы крымской войны требовали сильных средств.

Ростовцев, набирая людей в Редакционные Комиссии щепетильно и поштучно, выбрал Булгакова за его несомненное сочувствие делу освобождения, за честность и за знание дел хлебного снабжения армии – здесь, в преддверии нового хозяйственного порядка, возникали многие вопросы, требующие авторитетного суждения. И Пётр Алексеевич, с его чинами, войдя в состав Комиссий, стал вторым после председателей (и Ростовцева, и Панина) человеком; всегдашним и.о. председателя при отсутствии последнего в общем присутствии Комиссий.

Его не очень любили, но Булгаков – по всем принципиальным вопросам – твёрдо стоял и вотировал с большинством, то есть с группой Самарина – Милютина – Черкасского, исходя из собственного житейского, практического опыта и преследуя государственный интерес.

Что касается тоста, поднятого за Пугачёва: громкую эту историю эту можно найти в «Колоколе», в тех или иных мемуарах, но я приведу её в изложении Петра Петровича Семёнова.


Collapse )