February 14th, 2011

Пути и открытия.

 - Ему уже случалось одерживать победы, но он ещё ни разу не всходил на подиум - экстатически бурлит слюною спортивный диктор - а сейчас, кажется, будет наоборот!


http://bautta.livejournal.com/304683.html (Вспоминает Е.Витковский):

... Приехала она из Вены, где родилась, к московскому жениху. ...
Легенда о ее приезде в Москву – зимой 1860-какого-то-года – полагаю, близка к истине.
Не доверяя железной дороге, от самой Австро-Венгерской границы, избрала она старинный русский зимний транспорт – VOZOK.
Ехать – довольно далеко, а зима – длинная. И заявилась она к своему жениху совершенно лучезарная и опьяневшая от русской зимы.
Первым, вторым, а, может быть, третьим вопросом у Вольдемара к будущей жене был такой: “Nun, Luisa, spricht du jetzt auch Russischisch?…” – На что что Алоизия (которую Jamschtschick не один раз вываливал вместе с возком в снег, с восторгом ответила: «Ja, ich spreshe Russchisch! Ich kenne solsche “J## tvoju mat’”, und noch “Za###s’ vstavaj, bl’###a””, und das ist nicht alles!…” –
Прадед отпал. Он НАВСЕГДА запретил Алоизии учить русский язык, она и эти выражения забыла, только и запомнила на всю жизнь главное – «Izvuschtschik» и «Svolotsch!» – тем до своей смерти накануне 1917 года и обходилась. Может, больше и не надо?...

О вырождении вселенной.

Мистер Уэллер взял трубку с видом критическим и глубокомысленным, а Сэм начал снова и прочитал следующее:
     - "Милое создание, я чувствую себя обмоченным..."
     - Это неприлично, - сказал мистер Уэллер, вынимая изо рта трубку.
     - Нет, это не "обмоченный", - заметил Сэм, поднося письмо к свечке, это "озабоченный", но тут клякса. "Я чувствую себя озабоченным".
     - Очень хорошо, - сказал мистер Уэллер. - Валяй дальше.
...
- Вот тут-то и загвоздка! - сказал Сэм. - Не знаю, как подписаться.
     - Подпишись  -  Веллер,  -  посоветовал  старейший  представитель  этой фамилии.
     - Не годится, - возразил Сэм. - Никогда не подписывают валентинку своей настоящей фамилией.
     - Ну, тогда подпиши "Пиквик", -  сказал  мистер  Уэллер.  -  Это  очень хорошее имя и легко пишется. ...

Отсюда я вывожу, что в прежние времена валентинки подписывали чужой фамилией, что делало весь этот jazz прикольным переполохом.

А почему сегодня не так? Это только у нас не так, или везде всё теперь не так, как бывало во времена дилижансов, Роберта Пиля и рождественских омел?