November 16th, 2007

Искусство перевода.

В.Маяковский. "Как я её рассмешил".

Должно быть, иностранцы меня уважают, но возможно и считают идиотом, — о русских я пока не говорю.
Войдите хотя бы в американское положение: пригласили поэта, — сказано им — гений. Гений — это еще больше чем знаменитый. Прихожу и сразу:

- Гив ми плиз сэм ти!

Ладно. Дают. Подожду — и опять:

- Гив ми плиз...

Опять дают.

А я еще и еще, разными голосами и на разные выражения:

— Гив ми да сэм ти, сэм ти да гив ми, — высказываюсь. Так вечерок и проходит.

Бодрые почтительные старички слушают, уважают и думают: «Вон оно русский, слова лишнего не скажет. Мыслитель. Толстой. Север».

...Не придет ему в голову, что я — ни слова по-английски, что у меня язык подпрыгивает и завинчивается штопором от желания поговорить
...
- Переведи им, — ору я Бурлюку, — что если бы знали они русский, я мог бы, не портя манишек, прибить их языком к крестам их собственных подтяжек, я поворачивал бы на вертеле языка всю эту насекомую коллекцию...

И добросовестный Бурлюк переводит:

- Мой великий друг Владимир Владимирович просит еще стаканчик чаю.



цена такси с вокзала на вокзал.

(no subject)

Каждый знает, что в ответ на запрос того или сего, сетевые книжные магазины и библиотеки зачастую исторгают некоторый попутный список, сопровождаемый повелительным призывом: "Вместе с этой книгой читают!"

Иногда выходит занимательно. Вот, например:

Лев Семенович Выготский, "Психология искусства"

Извольте, Выготский. И далее:

Вместе с этой книгой читают:

Лолита, Охота на овец, Парфюмер, Пикник на обочине, Сто лет одиночества, Сами боги, Жизнь насекомых, Похороните меня за плинтусом, Двенадцать стульев, Чапаев и Пустота, Заводной апельсин, Фауст, Любовь живет три года, Так говорил Заратустра.

И... Занимательная физика (книга 1)  /Яков Исидорович Перельман.