July 29th, 2007

(no subject)

...
Весной 1920 года я вернулся в закупоренную блокадой Москву. Привёз новые европейские книги, сведения о научной работе Запада. Маяковский заставил меня повторить несколько раз мой сбивчивый рассказ об общей теории относительности и о ширившейся вокруг неё в то время дискуссии. Освобождение энергии, проблематика времени, вопрос о том, не является ли скорость, обгоняющая световой луч, обратным движением во времени,— всё это захватывало Маяковского. Я редко видел его таким внимательным и увлечённым.— А ты не думаешь, спросил он вдруг, что так будет завоевано бессмертие? — Я посмотрел изумленно, пробормотал что-то недоверчивое. Тогда с гипнотизирующим упорством, наверное знакомым всем, кто ближе знал Маяковского, он задвигал скулами: “А я совершенно убеждён, что смерти не будет. Будут воскрешать мёртвых. Я найду физика, который мне по пунктам растолкует книгу Эйнштейна. Ведь не может быть, чтоб я так и не понял. Я этому физику академический паёк платить буду”. Для меня в ту минуту открылся совершенно другой Маяковский: требование победы над смертью владело им.
...
Роман Якобсон. из ст. "О поколении, растратившем своих поэтов", 1930.

Дальнейшая история сэра Уинстона

из которой читатель узнает, как наш герой искал винтовки по всему флоту, о том, как Хэлдейн создал территориальные войска, а Китченер их разрушил и немного об истории трудных взаимоотношений между лордом Китченером и сэром Уинстоном. 

"Мировой кризис", книга I, глава 9. "Война: переправа армии. 4-22 августа 1914".
 
Collapse )