May 18th, 2007

Пиня

Никита Хрущёв нашёл себя в неожиданном - и неожиданно, ибо понятия "Хрущёв" и "словесность" плохо сочетаются - литературном персонаже.

Таубман, "Хрущёв"

Collapse )

"Пиня - это я." И это не случайный курьёз: Пиня так и прёт из Хрущёва.

Пиня-Хрущёв в воспоминаниях Михаила Ромма: это уже 1962 год, декабрь.

Collapse )

Эрнст Неизвестный, та же встреча:

Collapse )

Пиня-Хрущёв в воспоминаниях самого Хрущёва:

Collapse )

С Пиней по жизни. Не нашёл я рассказа Винниченко "Талисман", но Таубман излагает его содержание:

Collapse )

Интересное отождествление. Обычно, люди ищут в литературных героях своё дополнение: трусоватый любит д'Артаньяна, бедный - графа Монте-Кристо, домашний, городской ребёнок - Джима Хокинса. Но тут иное: дремучй фигляр, всю жизнь косивший под дурачка и вышедший в люди по стезе недалёкости, безобидности и покладистости проговаривается именно о Пине...

Где бы найти номер "Штерна" от октября 1964?



работа для студентов в Москве с 17 лет