Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Экономный метод Андропова.


Табл. 7. Сведения о числе лиц, привлеченных к уголовной

ответственности и подвергшихся профилактике органами КГБ

за 1959-19741гг.

 

 

1959-1962

1963-1966

1967-1970

1971-1974

Всего привлечено к уголовной ответственности

5413

3251

2456

2423

в т. ч. за измену Родине

1010

457

423

350

за шпионаж

28

8

10

9

за антисоветскую агитацию и пропаганду

1601

502

381

348

за контрабанду

47

103

183

474

за нарушение правил о валютных операциях

587

474

382

401

за незаконный переход границы СССР

926

613

704

553

за разглашение гостайны

22

31

19

18

за другие преступления

1003

1011

328

258

Профилактировано всего, в том числе

учета не велось

учета не велось

58298

63108

- лица, имевшие подозри-тельные связи с иностран-цами и вынашивавшие изменнические намерения

 

 

5039

6310

- лица, допускавшие политически вредные проявления

 

 

35 316

34 700

Профилактировано с учас-тием общественности (на собраниях, товарищеских судах, в форме бесед с участием представителей общественности)

 

 

23611

27 079

Объявлено официальное предупреждение

(в 1973-1974 гг.)

 

 

 

981

Привлечено к ответствен-ности из числа ранее профилактированных

 

 

100

50

1 Подсчеты источника

 

Пихоя Р. Москва. Кремль. Власть. Сорок лет после войны. 1945 - 1985. - М.: АСТ.Русь - Олимп, 2007. - С. 597.

Источник: Письмо КГБ при СМ СССР в ЦК КПСС от 31 октября 1975 г. О некоторых итогах предупредительно - профилактической деятельности органов КГБ.

 

Таблица весьма интересна, особенно для людей моего времени.

 

Мы видим, что к середине 70-х «официальные» методы – следствие, суд, приговор - наказания за перечисленные в таблице преступления против государства меняются на некоторое «профилактирование», причём число судимых падает, а число «профилактированных» весьма растёт и существенно (в 30 раз) превосходит цифру судебной статистики.

 

Я помню, как это работало

 

 

В 1976-1979 гг. собирался некоторый кружок по интересам – изучение Библии, творчества «The Beatles», дебаты на исторические темы (не обязательно злободневные). Люди встречались по четвергам или иным дням недели на квартире или на природе; ходила литература – не всегда и по большей части не нелегальная; спорили, выдвигали теории, горячились. Вдруг приходит известие – NN (рядовой участник кружка) был давеча вызван в комитет комсомола, партком, какую-то комнату в институте и с ним беседовали

 

После этого кружок неизбежно распадался.

 

N мог говорить что угодно: ходил – не ходил, да – нет, называл имена – не называл, признался – нет, подписал – не подписал… это не имело значения. Он становился зачумлённым, носителем страшной заразы. Подозрения ширились, расползались на друзей N, на друзей друзей N, затем на всех – и больше уже не собирались. Ни по четвергам, ни по иным дням недели. N отпрофилактировали «с участием общественности (на собраниях, товарищеских судах, в форме бесед с участием представителей общественности)», он понёс заразу к вольнодумцам, и вирус этот действовал безошибочно.

 

К олимпиаде 80-го кружки в Москве прекратились, если и остались – совсем подпольные, я туда вхож не был. Так происходило в столице. В Питере, кажется, было по-иному – там в андеграунд уходили целыми социальными пластами, полностью отрываясь от цивильного мира. Метод оказался изумительно экономен и действенен – не было нужды в масштабных арестах, посадках, следствиях, судах – даже и вербовке. Простой разговор – даже и ни о чём – с человеком в штатском разваливал чуть ли не любое неформальное дело. Никаких трат на сторожевых собак, решётки, стражу, тулупы, прокуроров и патроны.

 

Метод Андропова оказался куда как тоньше и проще в исполнении, нежели работа его предшественников. Провокаторы Судейкина и Зубатова обязаны были работать – и метать бомбы, и доносить; они играли тонкую игру, организация и содержание такого дела требовали изрядного напряжения от политической полиции. Здесь же срабатывало совершенно невещественным образом. Андропов умудрился создать систему искоренения вольнодумства из одной только эмоции - общественного страха.

 

Лет через 30, когда перемрут очевидцы, историки будут всерьёз писать, что «профилактика» означала дыбу, угли и клещи. Мои сотоварищи по кружкам не оставят мемуаров – а о чём, собственно? Сходились, говорили о Гегеле. Потом стало стрёмно, больше не сходились. Бомб не делали, в членов Политбюро не стреляли. Скучные были времена, неблагодарные для хронистов.



Запчасти Opel оптом и в розницу - запчасти opel.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments