Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

... Быть может за стеной Кавказа...


Одиссея крестьянина Шипова.

...

Въ этомъ отношеніи характерна судьба крѣпостного крестъянина Николая Шипова, принадлежавшаго гр. Салтыкову и жившаго въ богатой оброчной слободѣ Выѣздной, Арзамасскаго уѣзда, Нижегородской губ.

Отецъ Шипова былъ зажиточнымъ крестъяниномъ, занимался скупкою скота въ большомъ количествѣ (5 —10.000 головъ) въ Уральскѣ, Оренбургѣ и Астрахани, пригоняя его для продажи въ Нижегородскую губ.; кромѣ того, онъ мѣнялъ юфть на бухарскіе товары, имѣлъ пушную лавку въ Нижнемъ-Новгородѣ. Шиповъ имѣлъ собственныхъ рабочихъ и приказчиковъ, необходимыхъ при его большихъ торговыхъ дѣлахъ.

Въ виду такой зажиточности Шипова, общество слободы Выѣздной накладывало на него по раскладкѣ свыше 5000 въ годъ. Несмотря на отсутствіе въ имѣніи помѣщика, предоставившаго крестьянамъ слободы Выѣздной до извѣстной степени самоуправленіе, зависимость отъ помѣщика, тяжело отзывалась на торговыхъ дѣлахъ Шиповыхъ. Въ 1828 г., напримѣръ, Шиповы понесли 18.000 руб. ассигнац. убытку потому, что помощникъ бурмистра (послѣднимъ былъ въ то время отецъ Шипова) распускалъ слухи, что на Шиповѣ состоятъ большіе начеты по управленію вотчиной, а потому его скотъ и товары будутъ арестованы; кредитъ Шипова палъ по этой причинѣ.

По смерти отца, по проискамъ того же помощника, назначеннаго уже бурмистромъ, Н. Шиповъ былъ арестованъ на дому. Хотя управляющій имѣніемъ велѣлъ вскорѣ освободитъ его, но тѣмъ не менѣе уже было расхищено много товара; состояніе и торговыя дѣла Шипова пошатнулись. Кредитъ нельзя было возстановить, такъ какъ во всякое время Шипова, какъ крѣпостного, могли лишить всего имущества: носились слухи, что все его имущество будетъ арестовано, а его самого отдадутъ въ солдаты. Просьбы Шипова сбавитъ съ него оброкъ въ виду пошатнувшихся торговыхъ дѣлъ и взыскать убытки съ веновниковъ его ареста и разоренія не привели ни къ чему. Побившись нѣкоторое время, Н. Шиповъ, будучи энергичнымъ человѣкомъ, рѣшилъ бѣжатъ и тѣмъ избавиться отъ гнета крѣпостного состоянія, что и исполнилъ въ 1832 г.

Но въ качествѣ бѣглаго его дѣйствія были еще болѣе стѣснены. Онъ долженъ былъ скрыватъся отъ посланныхъ за нимъ сыщиковъ, вести торговыя дѣла подъ чужими именами, терпя, конечно, при этомъ громадные убытки отъ отсутствія личнаго присмотра и недобросовѣстности лицъ, которымъ приходилось довѣрятъ. Напримѣръ, одинъ его приказчикъ, посланный съ юфтью, скрылся вмѣстѣ съ деньгами. Шиповъ же не могъ его преслѣдовать. Н. Шиповъ принужденъ былъ переѣзжатъ изъ города въ городъ въ Россіи и за границей, пока не утвердился на Кавказѣ, въ Пятигорскѣ, гдѣ дѣла его пошли хорошо.

Въ 1837 г. мѣстопребываніе Шипова было открыто, благодаря Сухорукову, у котораго онъ служилъ комиссіонеромъ, изъ-за личныхъ счетовъ передавшему полицмейстеру письмо, въ которомъ говорилось о бѣгствѣ Шипова. Н. Шиповъ былъ посаженъ въ тюрьму и послѣ долгой судебной волокиты былъ приговоренъ въ 1841 г. уѣзднымъ судомъ къ возвращенію къ помѣщику. Понятно, за это время состояніе его опятъ разстроилось. Въ 1842 — 43 гг. Шипову опять пришлось  потерпѣтъ чувствительные матеріальные убытки изъ-за крѣпостного состоянія. Выхлопотавъ въ 1842 г. полу-годовой паспортъ, онъ пріобрѣлъ въ Кишеневѣ клейный заводъ съ шерстяною мойкою. Вернувшись на родину., онъ просилъ вновь выдать паспортъ, но получилъ отказъ. Пришлось управлятъ заводомъ черезъ приказчика, который ничего не сумѣлъ сдѣлать. Задатокъ и первоначальныя затраты пропали даромъ, и надежда Шипова поправить денежныя дѣла погибла.

Положеніе Шипова становилось бѣдственнымъ. Приходилось платить 400 руб. оброку, а его, какъ опальнаго, боялись приниматъ даже въ услуженіе. Искъ Шипова противъ дяди, у котораго онъ оставилъ передъ бѣгствомъ часть имущества, былъ рѣшенъ магистратомъ не въ его пользу, а гражданская палата рѣшила, что по этому дѣлу могъ хлопотать только или управляющій, или помѣщикъ. Такимъ образомъ и здѣсь поперекъ дороги стало крѣпостное право.

Положеніе Шипова было настолько затруднительно, крѣпостное состояніе настолько связывало его по рукамъ и по ногамъ, что Шиповъ рѣшился на отчаянную попытку освободиться. Познакомившись со статьею закона, что крѣпостные люди, бывшіе въ плѣну у горскихъ хищниковъ, по выходѣ изъ плѣна, освобождаются на волю со всѣмъ семействомъ и могутъ избратъ родъ жизни, какой пожелаютъ, Шиповъ выхлопоталъ полугодовой паспортъ, пробрался на Кавказъ и пристроился маркитантомъ при дѣйствующей арміи. Здѣсь онъ дѣйствительно попалъ въ плѣнъ и былъ освобожденъ со всѣмъ семействомъ въ 1845 г. на основаніи вышеприведеннаго правила.
...

И.И.Игнатович, Помещичьи крестьяне накануне освобождения. Издание второе, М., 1910 г.



Аренда офисов М. Юго-Западная - аренда автомобилей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments