Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Categories:

Бессмертный подвиг Ван-дер-Люббе.

Я надеюсь поставить на свою сетевую полочку два тома из трёхтомного собрания статей и фельетонов Михаила Кольцова 1957 года полностью (третий том - "Испанский дневник" - в сети есть). Но скоро сказка сказывается, да туго дело делается, а маленький, но аппетитный кусочек из серии пражских статей Кольцова по ходу Лейпцигского процесса (1933 год, поджог рейхстага) выложить проще. Что и делаю.

Итак, чудо-богатырь Ван-дер-Люббе поджигает рейхстаг. Михаил Кольцов, сентябрь 1933 года. Из Праги, по телефону.

Возьмем начало пожара. На страницах 66-й и 68-й бранд-майор Клотц (он еще не допрошен судом) показывает, что, явившись по телефонному вызову на место пожара в 9 час. 24 мин,, он застал пламя, которое могло разгореться только в течение 30 минут. Вычитая 30 минут, получаем фактическое начало пожара — 8 час. 54 минуты, то есть за 20—25 минут до проникновения Ван-дер-Люббе в здание, как указывалось в официальной версии.
 
71 действия в пять минут
 
Если допустить даже, что Ван-дер-Люббе явился вовремя, к началу пожара, — на все поджигательные действия в его распоряжении было, по данным акта, от 10 до 20 минут. Именно за этот срок голландец должен был развести колоссальный костер. Возьмем среднюю цифру— 15 минут и подсчитаем, строго придерживаясь обвинительного акта (стр. 56 по 91), отдельные действия, которые должен был совершить Ван-дер-Люббе за этот промежуток времени, действуя в одиночку.
 
1. Ван-дер-Любе зажигает снаружи рейхстага пакет с углем. 2. Ван-дер-Люббе, держа горящий уголь в руке, разбивает ногой стекло. 3. Ван-дер-Люббе прыгает (пальто мешает) внутрь здания. 4. Ван-дер-Люббе бежит (пальцы обжигаются горящим углем) несколько метров до буфета, к прилавку. 5. Ван-дер-Люббе бросает горящий уголь на стол позади прилавка. 6. Ван-дер-Люббе зажигает второй пакет с углем. 7. Ван-дер-Люббе бросает его перед прилавком. 8. Ван-дер-Люббе бежит назад к разбитому окну. 9. Ван-дер-Люббе срывает тяжелый занавес. 10. Кладет занавес на пол, а конец его на стол. 11. Кладет третий пакет с углем на занавес. 12. Бежит назад в буфет. 13. Зажигает третий пакет. 14. Воспламеняет этим пакетом большой занавес у входа в пленарный зал. Занавес ярко горит. 15. Ван-дер-Люббе открывает двери за занавесом. 16. Бежит в проход к пленарному залу. 17. Бросает остаток угля на ковер, создавая этим новый очаг огня. 18. Ван-дер-Люббе снимает пальто. 19. Развязывает галстук. 20. Снимает воротничок. 21. Пиджак. 22. Жилетку. 23. Подтяжки. 24. Рубашку. 25. Кладет на пол все эти предметы. 26—30. Откладывая в сторону рубашку, надевает все прочее обратно на себя. 31. Пристегивает подтяжки к пуговицам брюк (показание Скраневица на стр. 65). 32. Ван-дер-Люббе вытаскивает из пиджака кусок мыла. 33. Кладет мыло на пол. 34. Поднимает рубаху. 35. Идет с ней к огню. 36. Поджигает рубаху. 37. Бежит, держа горящую рубаху позади себя, сквозь горящий занавес, нисколько от этого не страдая, обратно в буфет. 38. Обжигает себе рубахой руку (об ожоге — на стр. 8). 39—41. Ван-дер-Люббе создает новые очаги пламени своей рубахой. 42—43. Несколько раз еще бегает по буфету. 44. Открывает дверь комнаты официантов. 45. Идет до стены этой комнаты. 46. Вынимает из кармана отмычки. 47. Открывает холодильный шкаф (или ломает его, согласно показаниям свидетелей на стр. 82). 48. Вынимает из шкафа скатерть. 49. Разворачивает ее. 50. Бежит через комнату официантов и буфетную. 51. Зажигает скатерть большим пламенем. 52. Ван-дер-Люббе открывает новую дверь. 53. Запирает ее отмычкой (по-видимому, так, ибо после него дверь оказалась запертой). 54. Ван-дер-Люббе бежит через весь проход, окружающий пленарный зал. 55. Он бежит и дальше по лестнице в первый этаж, держа все время горящую скатерть! При этом ни один из половиков, протянутых по лестнице, не загорается... 56. Внизу Ван-дер-Люббе наблюдает: две двери заперты, на окнах решетки. 57. Ван-дер-Люббе влезает на окно. 58. С горящей скатертью в руке пролезает через решетку, как верблюд через игольное ушко. 59. Влезает в комнату через кухню. 60. Пробегает ее. 61. Вбегает в кухню. 62. Кладет горящую скатерть на деревянный топчан и поджигает его. 63. Ван-дер-Люббе снимает пиджак. 64. Ван-дер-Люббе кладет пиджак на пол. 65. Отстегивает подтяжки. 66. Снимает рубашку, на этот раз не верхнюю, а нижнюю. 67. Пристегивает обратно подтяжки (внимание к мелочам!). 68. Надевает опять пиджак. 69. Зажигает рубашку от скатерти. 70. Бросает скатерть и с горящей рубашкой в руках бежит дальше. 71. Бежит через столовую. 72. Ван-дер-Люббе натыкается на запертую дверь. 73. Достает тарелку (откуда?!). 74. Разбивает тарелкой окошко для выдачи блюд между кухней и столовой.
 
Все эти действия Ван-дер-Люббе должен был совершить ровно в пять минут, ибо (стр. 75) он слышал у окошка для выдачи пищи, как рядом стрелял полицейский Буверт. А Буверт заявляет, что стрелял ровно через пять минут после вторжения Ван-дер-Люббе через наружное окно.
 
Пять минут для всего проделанного — недурные темпы!
 
2,5 километра в 10 минут
 
Но послушайте, что успел проделать летучий голландец в последующие десять минут, к тому моменту, когда полицейский Лайтейт и брандмейстер Клотц увидели пламя в пять метров вышины, охватившее всю внутренность рейхстага!
 
Мы берем страницу 84-ю обвинительного акта и следим дальше, до стр. 121.
 
75. Ван-дер-Люббе карабкается с горящей нижней рубашкой в руках через окно для подачи блюд. 76. Бежит к раздевалке депутатов. 77. Бежит все с той же неиссякаемой горящей рубашкой еще через две комнаты, нисколько не страдая от ожогов. 78. Открывает дверьуборной. 79. Поджигает остатками рубашки уборную. 80. Ван-дер-Люббе бросает (наконец-то!) горящую рубаху. 81. Он берет из уборной полотенце. 82. Он скручивает полотенце. 83. Подбирает с пола горящие обрывки рубахи. 84. Зажигает полотенце о рубаху (мы идем точно по страницам обвинительного акта). 85. Ван-дер-Люббе бросает горящее полотенце на каменный пол. 86. Он бросает на горящее полотенце плетеную корзину из-под бумаг. 87. Берет еще несколько полотенец из уборной. 88. Зажигает их от корзины. 89. Опять бежит, как племенной жеребец орловского завода, по всему коридору, окружающему пленарный зал, и волочит за собой хвост горящих полотенец.
 
Страница 131-я обвинительного акта (показания национал-социалиста Богуна) приписывает Ван-дер-Люббе еще, кроме того, впуск и выпуск в уборную не кого иного, как Танева. Но для этого Люббе должен был бы в две с половиной минуты совершить гораздо больше, чем он сделал до сих пор. Мы вынуждены поэтому оставить свидетеля Богуна на 131-й странице и вернуться к Ван-дер-Люббе, опять-таки строго следуя обвинительному акту.
 
90. Люббе подбирает в коридоре брошенное им пальто и прочее. 91. Бросает горящее полотенце прочь. 92. Зажигает свою жилетку. 93. Она плохо горит. 94. Видя это, Люббе вместо того чтобы поджечь пальто, с которым он неизвестно зачем таскается, почему-то снимает пиджак. 95. Поджигает его. 96. Бежит весьма далеко через ряд комнат. 97—99. При этом отпирает и аккуратно запирает массу дверей, например, дверь пленарного зала. 100—102. Люббе поджигает пленарный зал в трех разных местах. 103. Замечает вверху на стене деревянный щит. 104. Почему-то принимает этот щит за дверь и трогает его руками. 105. Снимает щит вниз. Почему? «Потому что я его тронул руками» (стр. 87-я обвинительного акта). 106. Ван-дер-Люббе поджигает щит, а затем деревянную обшивку зала, подложив что-то горючее. Что именно горючее? Две рубахи уже сгорели, полотенца—тоже, пиджак — тоже. Может быть, жилетку, которая плохо горит? Нет, мы увидим, что жилетка еще понадобится Люббе, чтобы поджечь президиум.
 
107. Люббе достает из уже сгоревшего пиджака остатки угольного   пакета. Странная операция! Но оназарегистрирована на стр. 87-й обвинительного акта. 108—111. Люббе остатками сгоревшего угля из кармана сгоревшего пиджака заново поджигает этажерку, набросав туда бумаги. 112. Он бросает туда же, наконец, пальто, но оно не хочет гореть, и его потом находят у западного выхода. 113. Люббе опять открывает дверь пленарного зала. 114. Бежит через весь зал в президиум и поджигает тяжелые занавесы президиума при помощи жилетки. Одна эта операция потребовала бы у другого четверть часа. У Люббе президиум от плохо горящей жилетки воспламенился мгновенно.
 
115. Люббе срывает один из горящих занавесов. 116. Тащит его за собой к западному проходу. 117. Закладывает четыре костра в комнате №69. 118. Несет обратно в зал и в президиум. 119. Хватает горящий кусок занавеса. 120. Мчится опять по проходу. 121. Несется опять по другому проходу. 122. Отодвигает кожаный диван. 123. Отрывает тяжелую оконную портьеру. 124. Зажигает ее. 125. Бросает кусок горящей портьеры на кожаный диван. 126. Поджигает на другом окне другую портьеру. 127. Поджигает на третьем окне третью портьеру. 128. Четвертую портьеру. 129. Бежит опять по западному проходу почти до самого президиума. Здесь он уже слышит голоса. Однако в последующие три минуты он успевает еще кое-что сделать.
 
130. Он бежит через Бисмарковский зал. 131. Пробегает через противоположную дверь. 132. Открывает ее. 133. Бежит дальше через южный проход. 134. Поджигает его при помощи неизвестно чего. 135. Поджигает голыми руками кожаные кресла. 136. Бежит обратно в Бисмарковский зал. 137—139. Поджигает здесь ковры в трех местах. 140. Бежит в 57-ю комнату. 141. Становится в нишу. 142. В этой темной нише и темной комнате дожидается весьма неторопливо ареста.
 
…Итак, согласно обвинительному акту, Ван-дер-Люббе — не человек, а фантастический феномен, чудо всех времен и народов. Неслыханный силач. Несгораемый факир, проникающий через двухметровую стену огня без всякого для   себя беспокойства. Призовой бегун с препятствиями — рейсы по горящему рейхстагу составили всего около 21/2 километров все в те же пятнадцать минут. Личность невероятной выдержки и хладнокровия, действующая мгновенно, без секунды промедления или раздумья... Как странно, что такой сверхчеловек на суде вдруг превратился в больного немого теленка!


рейтинг серверов lineage
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments