Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Иные догматы. Мастер и Маргарита". Часть III.

Иные догматы. «Мастер и Маргарита».

III.




Часть II. Гипотеза.

1. Фауст.

Некогда, за 16 веков до появления «Мастера и Маргариты», Троица подверглась атакам ересиарха Ария; дело давнее, никак не касающееся мировоззрения русского писателя XX века Михаила Булгакова, но с тех пор антитринитарные построения надолго получили имя, общий ярлык «арианства», хотя сам Арий и его школа до уровня Иешуа Га-Ноцри не опускались, настаивая лишь на некоторой иерархии в Троице. Наша же история имеет куда более свежие корни.

Когда в Германии вели свою работу Лютер и Меланхтон, когда в Швейцарии действовали Кальвин и Цвингли, в Венеции составился небольшой кружок людей антитринитарного направления – при том, что и Реформация, и Рим Троицу никак не трогали – зато они весьма трогали противников Троицы: самым громким (или ярким) расхождением в догматах, оставшимся в истории, стало сожжение Кальвином антитринитария Мигуэля Сервета; реформаторы антитринитарного направления не могли найти отзывчивости ни у лютеран, ни у кальвинистов, ни, тем более, у папистов. Венецианский кружок углублённо изучал Писание, и штудии их привлекли внимание инквизиторов. Трое попались. Один умер в тюрьме, двоих казнили. Прочие нашли спасение в бегстве – и бежали в Польшу. Одним из них был Лелий Социн: адвокат, тосканец, уроженец Сьены. После некоторых перемещений он сотоварищи основался в Польше – в конце 1550-х годов. Тогда Польшей правил Сигизмунд II, несколько покровительствовавший реформаторам религии. допускавший некоторые вольности. Со временем, польский антитринитаризм получил главу. В 1579 году в Польшу приехал племянник Лелия Социна: Фауст Социн: человек исключительных знаний и полемических способностей; он, не имея официального статуса, стал идейным главой польских антитринитариев.

Польская организация получила значительное развитие; центром её стало местечко Раков, специально построенное некоторым вельможным адептом. Там работала академия, обучавшая в расцвете до 1000 студентов, множество их вышли из знатных фамилий. Антитринитарии завели типографию; основали церкви в Кракове, Люблине, Любеке; они пользовались патронажем знатнейших семей, голоса их громко звучали с кафедр. Но на смену Сигизмунду II (после краткого правления Валуа) пришёл Стефан Баторий, а он опирался на иезуитов. Пошли гонения; 1611 год отмечен первой жертвой (сожжение живьём в Варшаве, 16 декабря). В 1638 году студенты побили камнями крест, установленный у входа в академию. Состоялся сейм в Варшаве, вынесший приговор: антитроичников преследовать, церковь в Ракове закрыть, колледж разрушить, типографию взорвать. Затем пошли и дальнейшие гонения на адептов уже при разгромленном центре; их било правительство, казаки, местное население; они отбивались, но в 1660 году им велено было либо переменить веру, либо покинуть страну. И они пошли несколькими потоками - в Пруссию, Силезию, Моравию, Нижние страны, и - Англию.

Надо сказать, что нужды деноминации требовали, что естественно, связного изложения вероучения. Так возник «Раковский катехизис» - символическая книга польских антитринитариев. Книга эта составилась из нескольких источников, появилась на польском языке в 1605 году, в следующем году вышли издания на немецком языке и латыни. К составлению и редактированию приложили труды несколько человек, среди них и сам Фауст Социн.[28] Глава польских антитринитариев умер ещё до выхода катехизиса, но вес его был так велик, что эта вероучительная книга неявно, вопреки точности, но прочно приписывается его авторству.

В Англии, в 1651 году, Раковский катехизис был напечатан с приложением жизнеописания Фауста Социна - и 2 апреля 1652 года британский парламент постановил собрать все копии и сжечь их;[29] а дальше произошло следующее: социнианство (теперь оно называлось так), выпорхнув из сожжённых экземпляров Раковского катехизиса, увлекло – и стало, по свидетельству Вольтера – религией, а точнее сказать направлением мысли, «весьма учёных» людей, среди которых тогда числили и Исаака Ньютона. Числили его среди социниан и в годы жизни Михаила Булгакова.
---------------------------
[28] Вышеприведённые подробности о Раковском катехизисе взяты из английского издания Катехизиса 1818 года («The Racovian Catechism, with notes and illustrations, translated from the latin: to which is prefixed a sketch of the history of unitarianism in Poland and the adjacent countries, by Thomas Rees, f.s.a. London: printed for Longman, Hurst, Rees, Orme, and Brown, Paternoster Row. 1818»).
[29] «Resolved upon the question by the Parliament, That the book, Entituled Catechesis Ecclesiarum quae in Regno Poloniae... commonly called The Racovian Catechism, doth contain matters that are blasphemous, erroneous, and scandalous».

-------------------------

2. Катехизис, уничтоживший сам себя.

Раковский катехизис – книга весьма объёмистая, английское издание 1818 года насчитывает более 400 страниц. Но ядро этой ереси, её суть, можно выразить в немногих словах. Тем более, что здесь я ограничусь тем, что существенно в контексте этого эссея.

(1). Что касается Писания:

Как все протестанты того времени, социниане отвергают неписьменную часть Предания, считая самодостаточным для Спасения одно Писание, в особенности Новый Завет.[30] Если же (Section I Chapter 3) «в понимании Писания возникают - что, несомненно, наблюдается - некоторые трудности», это ничего; их немного («хотя распространено и противоположное мнение») и они не касаются принципиальных вопросов Спасения. Отчего же трудности? «Из-за туманности некоторых текстов»; но в основном из-за небрежения читателя, его нечистого сердца, отягощённого дурными желаниями; предубеждений; незнания языков; попыток трактовать Писание в свою пользу. Но как же справляться с такими трудностями? Тщательно вникать в спорные места; сличать их с ясными местами того же смысла; проверять на соответствие основным доктринам; наконец, «отвергать всякую интерпретацию, противную здравому смыслу, или приводящую к противоречиям».[31]

Затем, хотя это уже не Катехизис - польские социниане считали не все части Нового Завета одинаково боговдохновенными, отличая, например, места, записанные непосредственными учениками Иисуса от тех, что были созданы после его воскресения - в последних, с точки зрения социниан, сами ученики были primaria causa, а Дух же святой - только второстепенным и вспомоществующим.[32]

Тем самым, Писание в глазах социниан было (1) отчасти боговдохновенным и, (2) и в некоторых местах противоречивым; для понимания его требуется углублённое изучение и рациональный подход. Обратим внимание на этот взрывной заряд, заложенный в, кажется, строгое по форме вероучительное изложение. Именно этот заряд сделал социнианство религией людей «весьма учёных» - и влиятельных; нормированная основателями доктрина получила причину для самоотрицания и простёрлась в сторону самого вольнодумного, переменчивого в основах, безгранично критического протестантского вольномыслия. Интеллектуалы получили в вышеозначенных тезисах соблазнительную приманку для проверки логикой здравого смысла самых значимых текстов в истории человечества; влиятельные же персоны получили способ элиминировать из сознания тревожные личные и семейные грешки путём приведения максим Писания к «здравому смыслу».[33] Итак, Раковский катехизис, не успев родиться, начал разрушать, переписывать самоё себя, и вот что пишет уже видный деятель английской антитринитарной церкви в 1817 году, излагая основы учения:

« Унитарии [ко времени этого высказывания они самоназвались именно так] согласны в том, что Ветхий и, в особенности, Новый Завет содержат истинные факты и местами продиктованы свыше; но решительно отвергают то, что писавшие были непременно боговдохновлены; они, несомненно, не могут на то претендовать, и не дают на то доказательств; таковое утверждение может лишь затемнить свидетельства откровения и дать преимущества его противникам. И они [унитарии] судят о подлинности, о значении и о доверии к этим текстам, применяя ровно те способы, с каким подходят к любым дошедшим из древности текстам».[34]
--------------------------------
[30] «The Racovian Catechism...» Section I.
[31] «And lastly, by rejecting every interpretation which is repugnant to right reason, or involves a contradiction».
[32] Е.Будрин: Разбор вероучения социнианской секты, часть первая, с.72. / Антитринитарии шестнадцатого века, выпуск третий. Казань, типография императорского университета, 1889.
[33] Замечательную (кажется, против своей воли) иллюстрацию того, что бывает при обращении ко «здравому смыслу» в приложении к догматам религии даёт Л.Толстой, описывая свой диалог с караульным у Боровицких ворот. - Почему ты обижаешь нищего, знаешь ли ты Евангелие? - вопрошает Толстой. - А воинский устав читал? - отвечает гренадёр (Л.Н.Толстой, «В чём моя вера?». Ничего не скажешь, для гренадёра, воплощением здравого смысла является устав.
[34] «Calm inquiry the scripture doctrine concrening the person of Christ...», by Thomas Belsham, minister of the Chapel in Essex Street, с. 294. London, 1817.

------------------------------

(2). Что касается природы Иисуса.

«Самое важное - он по природе своей был человек, истинный человек; смертный, пока жил на земле, а теперь бессмертный».[35] «Но вы не допускаете того, что Христос был по сути своей божеством, равно как и человеком? - Если понимать под ... «божеством» то, что я понимаю, как самую суть Божью, я не признаю такой божественной природы в Христе; так как это противоречит и здравому смыслу, и Писанию. Но если... вы имеете в виду то, что в Христе пребывала божественность Духа Святого, объединённая нерасторжимой связью с его человеческой природой... иными словами, что он, милостью Божией был наделён... святостью или божественными свойствами, я определённо признаю то, что таковой и была природа Христа и что никто после самого Бога не обладал такими свойствами в столь же высокой степени». [36]

Тезис этот остался при унитариях по сей день, хотя «здравый смысл» делал своё дело, и Иисус постепенно умалялся в смысле чудес, связанных с ним и явленных им - чудесное в Писании отсекал топор размышления над этими, «дошедшими из древности текстами»: так, например, Раковский катехизис, между прочего, признаёт непорочное зачатие; а вот уже цитированное описание вероучения унитариан от 1817 года:

... что Иисус из Назарета был человеком, таким же, во всех отношениях, как прочие люди; он, как и все, был подвержен слабостям, неведению, предубеждениям, недостаткам - происходил он от рода Давида, родился от Иосифа и Марии - хотя некоторые, несомненно, останутся приверженцами популярного мнения о его чудесном происхождении - что он был рождён в скудости, не получил выгод образования, но явил превосходное поведение - и, в соответствии с древним пророчеством, был избран Богом для объявления миру нового морального закона...»[37]

Борьба с чудесами в Писании посредством здравого смысла заняла некоторое время, но уже к концу 19-го столетия от чудес избавились вовсе. Взрывное ядро Раковского катехизиса сделало своё дело. И если Лютер и Кальвин сумели, выстроив свои организации, отсечь тех, кто зашёл в реформизме религии слишком далеко - у последователей польских антитринитариев таковых способов не оказалось, ибо они сами оказались вне закона, посягнув на базовые догматы всех «больших конфессий». В Англии их опала длилась с 1689 по 1813 год.[38]

Что до дальнейшего пути Иисуса: по вере унитариев, он был казнён лишь как мученик за правду - то есть никакое нравственное и юридическое толкование Крестной жертвы не принимается; он, волею Бога, вознёсся на третий день; явился в день Пятидесятницы к своим ученикам; ныне пребывает на небесах и «назначен Богом для воскрешения мёртвых и суда над миром».

Полагаю, не стоит тратить дальнейших слов для объяснений того, что социнианство - в дальнейшем, унитарианство - британского образца (а потом оно, что естественно, пошло за океан) ложится в вероучительное устроение Михаила Булгакова без малейшего зазора. Но отчего и как, повторюсь, это учение могло (ибо это гипотеза) найти место в мировоззрении русского писателя прошлого века?
--------------------
[35] «The Racovian Catechism...» Section IV.
[36] Там же.
[37] «Calm inquiry...» с. 291.
[38] «Акт о веротерпимости» 1689 года запретил им - наряду с католиками - отправлять службу в частных домах и без предварительной регистрации; Парламентский «Акт о Святой Троице» 1813 года разрешил унитариям свободно отправлять свои службы.

--------------------

3. Ньютон.

Итак, польский антитринитаризм стал, волею гонений, занесён в Англию; в середине 17 века получил усилием Джона Бидля подпольное (скорее, полуподпольное, после Кромвеля) распространение; очень быстро (70-е годы 17 века) переменил название с «социнианства» на «унитаризм»; и - по причине сладкой интеллектуальной приманки, заложенной Социном сотоварищи - стал религией образованных людей.

«Здесь существует небольшая секта, состоящая из духовных лиц и нескольких мирян, весьма ученых и не принимающих имени ни ариан, ни социниан; однако они совершенно не согласны со святым Афанасием по пункту, касающемуся троицы... Великий господин Ньютон оказал честь этому направлению, взяв его под свою защиту. ... [39]

«Среди нас имеется достаточно известная секта, более распространенная, чем секта франкмасонов, которую называют Free-thinkers, свободомыслящие. В ряду главных вожаков этой секты можно назвать милорда Герберта, шевалье Ралея и Сиднея, милорда Шефтсбери, мудрого Локка, кроткого до застенчивости, великого Ньютона, отважно опровергавшего божественность Иисуса Христа, Коллинсов, Толандов, Тиндалей, Треншаров, Гордонов, Уолстонов, Воластонов и особенно знаменитого милорда Болингброка».[40]

«Ньютон сначала предназначал себя служению церкви. Он начал свой путь как теолог, и следы этого заметны на всей его жизни. Он серьезно принял сторону Ария против Афанасия. Он пошел даже несколько дальше Ария, так же как все социниане. В Европе в настоящее время многие ученые придерживаются этого мнения (я не могу сказать: «этой общины», потому что они не образуют корпорации). Среди них самих существуют разногласия, и многие из них сводят свою систему к чистому деизму, приспособленному к христианской морали. Ньютон не принадлежал к этим последним. Он расходился с англиканской церковью лишь по догмату о единосущности, всему остальному он давал веру».[41]
---------------------
[39] Вольтер, «Философские письма». Письмо седьмое: «О социнианах, или арианах, или антитринитариях».
[40] Вольтер, Бог и люди, т.1. с. 165. М: Издательство Академии наук СССР, 1961.
[41] Вольтер, «Философские письма». Приложение II к письму семнадцатому.

-------------------

В настоящее время, когда исследователям предоставлена возможность работать со всеми бумагами Ньютона, относящимися к его теологическим трудам, великому физику приписывают, кажется, всевозможные верования: последней для меня новостью стала та, что он исповедовал (если можно так выразиться) иудаизм в смысле Маймонида: не ведаю, что это такое, но звучит красиво. Однако, и современники самого Ньютона, и современники Михаила Булгакова твёрдо считали, что Исаак Ньютон по своим религиозным взглядам принадлежал социнианской секте. Здесь нет нужды приводить историю и основания этого мнения - за этим переадресую читателя к, например, биографии Ньютона, вышедшей в свет тогда, когда Булгаков начал второй приступ к роману «Мастер и Маргарита»,[42] но существование такого взгляда безусловно. Мнение Вольтера на сей счёт было приведено выше; ниже приведу мнение, бытовавшее в литературе времён Булгакова.

А в те времена (судя по библиографии, данной Вавиловым в книге «Исаак Ньютон», изд. 1945 года), русский читатель мог получить сведения о жизни Исаака Ньютона из 4-х популярных биографий на русском языке:

(1) Ж.Б. Био. Биография Ньютона. Перевод В. Леонова с примечаниями переводчика. 1871.
(2) П. Ремюза. Ньютон, его жизнь, сочинения и деятельность. Перевод из журнала "Revue de deux Mondes"; "Отечественные записки", 1856.
(3) Н.Н. Маракуев. Ньютон, его жизнь и труды (имелось 4 издания). Изд. 4-е. Москва, 1908.
(4) М.М. Филиппов. Ньютон, его жизнь и научная деятельность. СПб., 1892 (Биографическая библиотека Ф. Павленкова).

Ж.Б.Био ничего не говорит о религии Ньютона; то же и Н.Н.Маракуев. Но вот что пишет М.М.Филиппов:

«Трактат... написан никак не позднее 1691 года, стало быть, еще до болезни Ньютона, и был последствием переписки Ньютона с Локком. Он носит заглавие: «О двух значительных искажениях текста Св. Писания. Историческое исследование в письмах к другу» (то есть к Локку).... Трактат Ньютона любопытен как явное доказательство социнианских убеждений автора, и социниане были вполне правы, признав Ньютона «своим». Если его “Примечания к Апокалипсису” – плод старческого ума – действительно не имеют никакой ценности, то названный выше трактат показывает, что Ньютон был вполне способен к серьезной научной библейской критике. Любопытны слова Ньютона, которыми он, очевидно, хотел отклонить упрек в неверии: «Наилучшая услуга для истины – это очистить ее от всяких бренных прибавок»».

Что до книги П.Ремюза, он (указав на то, что именем Ньютона готовы с радостью попользоваться все секты протестантизма), отмечает, что учёный, вероятнее всего, признавая культ государственной церкви, придерживался мнения Самуэля Кларка - унитария - в том, что касалось Троицы.

Обратившись к литературе, исполненной, в, так сказать, злободневном духе, читаем, что: «В своих религиозных мировоззрениях Ньютон был протестантом, и имеется много оснований предполагать, что он принадлежал к секте социниан. ...» и что «идеологический облик Ньютона, который был сыном своего класса, объясняет, почему те материалистические ростки, которые были скрыты в «Началах», не превратились у Ньютона в стройное здание механического материализма...».[43]

Разумеется, не популярная литература выработала взгляд на принадлежность Ньютона к социнианству - но она стала отражением господствующего тогда мнения. А здесь интересно именно это, современное Михаилу Булгакову, мнение, и по нему сэр Исаак Ньютон придерживался именно названного религиозного направления.

***
----------------------------------
[42] «Isaac Newton. A biography by Louis Trenchard More», с 630 след. У меня 2-е изд, Dover Publications, NY, 1962. Первое издание вышло в 1934 году.
[43] Доклады советских делегатов на II международном конгрессе по истории науки и техники. / Б.М.Гессен, Социально-экономические корни механики Ньютона, с 38. М-Л, 1933.

----------------------------------

Сэр Исаак Ньютон появляется на первых же страницах романа в паре со своим биномом и упоминание это колет глаз неожиданностью, двусмысленностью, при вполне прозрачной мотивированности. Понятно, что сэр Исаак появляется в связи с пророчествами Воланда, как человек, написавший изданную к тому времени на русском языке книгу в двух частях: «Замечания на книгу пророка Даниила и на Апокалипсис св. Иоанна в двух частях».[44] Но затем выходит непонимание именно в связи с «биномом».

Бином Ньютона и сейчас, и тогда изучают в курсе алгебры старших классов. Предполагаю, что он вызывает сложности у школьников - тем самым, Воланд, кажется, говорит: «Это детская задача, трудная разве что для гимназистов». Но в сочетании с именем Ньютона выходит другое: великий учёный употребил на названную работу огромный труд; он применял для анализа библейских пророчеств наилучшие из доступных ему методов источниковедения. При таком рассмотрении фраза приобретает прямо противоположный смысл: «сэр Исаак Ньютон огромные усилия прилагал, а мы одним махом!» Смысл суть противоположный; и отсылка к имени Ньютона кажется (и всегда казалась мне) полной нелепостью. И есть ещё один полуоттенок: этот бином, гроза гимназистов, словно бы родом из юности Булгакова, из времён, когда он учился в 1-й Киевской гимназии. А если этот странный бином вкупе с социнианцем сэром Исааком из тех годов - там же возникает и фигура отца писателя - русского богослова Афанасия Ивановича Булгакова, профессора Киевской духовной академии.

Но прежде чем я обращусь к памяти этого достойного человека, отмечу ещё одно обстоятельство. Теологические труды Исаака Ньютона, так или иначе, упоминаются в связке с его тяжёлой душевной болезнью: одни комментаторы находят в том связь; другие - отрицают её (я приводил выше отрывок из Био. Но связь эта обыкновенно присутствует в биографической литературе о Ньютоне. И здесь напрашивается сопоставление, искус увидеть параллель в судьбах двух учёных - сэра Исаака Ньютона и сотрудника института истории и философии, профессора Ивана Николаевича Понырева, двух людей, разум которых слепнет от того света, от которого прозрел на дороге в Дамаск некоторый Савл.

4. Богослов.

Что до Афанасия Ивановича Булгакова, отца Михаила Афанасьевича, большинство его трудов посвящены истории западного христианства - и, судя по библиографии работ Афанасия Ивановича, он с особым вниманием относился к истории религиозных устроений в Англии.[45] Афанасий Иванович умер рано: сыну его, к моменту смерти отца, было 16 без малого лет, он как раз и учился в гимназии; упомяну, что в «Белой гвардии» под своим именем выведен коллега Афанасия Ивановича -о. Александр Глаголев - оставшийся другом семьи Булгаковых на долгие годы.
***
--------------------
[44] Петроград, Изд. Т-ва А.С. Суворина «Новоѳ Врѳмя» 1915.
[45] К сожалению, я смог найти и прочитать только одну работу А.И.Булгакова: «Новые религиозные преобразования в Англии в XIX веке», откуда видно, что он отлично знал и умел изложить предмет, но библиография его работ не оставляет сомнений научных интересах этого богослова.

------------------

Я выдвигаю ту гипотезу, что антитринитарное направление Михаила Булгакова суть унитаризм английского образца; что он мог воспринять и затем выносить, как свои убеждения, какие-то основы этого учения от отца, Афанасия Ивановича, ещё в киевские, юношеские годы. Это не более, чем гипотеза, но, к сожалению, вразумительных исследований об отношениях Михаила Булгакова с отцом в требуемом мне смысле я не нашёл - да и есть ли такие исследования?

III. Заключение.

Итак, я исполнил, в меру своих сил, знаний и способностей поставленную задачу. Ересь «Мастера и Маргариты» не вызывает у меня и тени сомнения - это антитринитаризм; генезис её я потщился проследить по некоторым «маячкам» в тексте и нашёл его в юных, киевских, годах автора. И путь этот выводит на унитаризм английского образца. Кто знает и умеет больше - пусть сделает больше; мне же осталось лишь завершить начатый в начале этого эссея разговор с моей свойственницей.

Конечно, в не столь вегетарианские времена, автор пошёл бы в соответствующее место одетый в санбенито, и на его одеянии были бы нарисованы языки пламени, рвущегося вверх. Кальвин жёг антитринитария Сервета на зелёных дровах, с не опавшими ещё листьями, и тот горел полтора часа. Но слово находит достойного противника лишь в слове; и если, положим, добавить в это - или иное, лучшее, исследование ереси Булгакова - места, объясняющие, почему Троица, богочеловечность Иисуса так важны для христианского вероучения; почему основные христианские конфессии так непререкаемо придерживаются этих догматов; с каким интеллектуальным удовольствием постигается эта часть богословия - урок литературы может стать для верующего преподавателя не конфузом, но триумфом. Один из моих учителей говорил, что сумеет преподавать основы христианства даже и по Алистеру Кроули - сопоставляя и критикуя. И он был прав, располагая, впрочем, и соответствующими умственными средствами.

И ещё одно: опыт моей уже долгой жизни, наполовину проведённой в полуподпольном для книжного человека состоянии, говорит о том, что запрет книги - лучшая мера для распространения книги. Если бы Советская власть не пыталась всеми доступными ей способами оградить нас от книг духовного содержания, мы, полагаю, могли бы и впрямь вырасти атеистами - и я никогда бы не задумался о той работе над романом Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита», какую теперь и предлагаю вашему вниманию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 31 comments