Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

У.Черчилль, "Мальборо: его жизнь и время".

У.С.Черчилль, «Мальборо: его жизнь и время».

Предисловие переводчика.

Американская девица из состоятельной семьи Консуэла Вандербильт, вышла в ноябре 1895 года за Чарльза-Спенсера Черчилля, 9-го герцога Мальборо; весной следующего года, молодые вернулись в Англию, и пошли с визитами по родственникам.

Из мемуаров Консуэлы в девичестве Вандербильт (Balsan, Consuelo Vanderbilt. The Glitter and the Gold):

В следующий день, с самого пасмурного и сырого утра раннего марта, мы навещали членов семьи. Первым в ряду этих пыточных испытаний стал визит к вдовствующей герцогине Мальборо, бабке моего мужа, дочери четвёртого маркиза Лондондерри. Она оказалась ужасающей старой леди, неким типажом времён королевы Анны, именно: надменная, бесцеремонная до изумления, с большими выпуклыми глазами, орлиным носом и жизненной концепцией «Дьё э мон друа́». Титул герцогини высился для неё тем пределом, далее которого не дано подняться никакой англичанке некоролевского семени; она - подражая Саре Дженнингс, первой герцогине Мальборо - полагала себя умнее любой королевы - я, впрочем, думаю, что Виктория не дала бы дурить себя так, как Сара дурила Анну.

Герцогиня сидела в кресле в гостиной своего дома на углу Гросвенор-сквер: жилища, где поселилась, став вдовою. Она была в трауре, в маленьком кружевном чепце, со слуховым рожком в руке; она даровала мне приветственный поцелуй с видом отходящего от дел короля, приветствующего преемника. Смутив меня пристальным осмотром, она сообщила, что лорд Розбери дал обо мне хороший отзыв после встречи в Мадриде. Она выказала живой интерес к нашим планам, и учинила форменный допрос – на какой манер мы собираемся жить, надеясь, по её словам, на то, что успеет увидеть Бленхейм восстановленный в прежнем великолепии к дальнейшей славе фамилии. Я поняла, что маленькая эта лекция была предпринята для вразумления меня в приличествующем поведении. Затем, поедая меня холодным взором серых глаз, она продолжила: «Первая ваша обязанность – ребёнок, обязательно мальчик: нельзя допустить, чтобы Герцогом стал этот маленький выскочка Уинстон. Вы, кстати, ещё не в положении?» Я устыдилась того, что проявила мало стараний и не могу с уверенностью заявить о низложении Уинстона; почувствовала себя препакостно, поняв, какая обязанность отныне возложена на меня; и с удовольствием приняла дозволение откланяться .


Тем не менее, настояниями ли вдовствующей герцогини, или силою вещей, Консуэла родила мальчика - Джона, будущего 10-го герцога Мальборо, что, лично для меня, возымело то последствие, что я получил удовольствие перевести книгу Уинстона Черчилля «Мальборо: его жизнь и время».

Выскочка Уинстон остался тем, кого называют в Англии «младшим родственником»: из потомков Мальборо, но без права на титул герцога Мальборо - без прав и на поместья, и на место в Лордах; без практической возможности входить в доходные брачные контракты со всякими состоятельными Консуэлами. Он остался лицом нетитулованным и пробился в жизни сам, своими дарованиями, имея, впрочем, от рождения, неплохое положение в обществе.

Как затем шла жизнь герцогов Мальборо - 9-го, 10-го и т.д. (теперь уже 12-й) - бог весть. Должно быть, как-то шла. Старуха с выпуклыми серыми глазами пыжилась впустую. «Бомба взорвалась через запал» - как то метко и по другому поводу выразился Карлейль. А вот как шла жизнь Уинстона Черчилля - отлично известно. Да что там: он прогремел так, что если и знать ничего о нём не знаешь - услышишь: он стал уже едва ли ни персонажем фольклора, фигурой чуть ли ни мифической. Отметим лишь одно обстоятельство его жизни: ему, не однажды, случалось и взмывать до вершин, и падать – очень больно и очень низко; а однажды ему случилось упасть так глубоко, что почти никто и не верил в возвращение Черчилля в политику (Сталин, к слову сказать, был в числе тех немногих, кто уверенно понимали, что вернётся). Период 1929-39, «the wilderness years», «бесплодные годы»; тогда он на десять лет остался без офиса, упав, притом, со второго по значению поста в правительстве – с места Канцлера Казначейства, министра финансов.

Итак, Черчилль на десять лет остался частным лицом. Он жил в своём поместье; выучился писать, и писал картины; выучился ремеслу каменщика, и возводил у себя, в Чартвеле, всякие хозяйственные постройки; он, разумеется, вёл обширную переписку, путешествовал, занимался журналистикой, готовил возвращение в политику – и писал книги.

Одной из этих книг и стал труд в четырёх томах, две с лишним тысячи страниц: «Мальборо: его жизнь и время».

Книга эта показывает себя читателю в трёх ипостасях.

Во-первых, мы можем ожидать от издания в 4-х томах - более 2 000 страниц, 125 глав, с обильнейшим цитированием документации (и многие материалы публикуются впервые); от книги, куда вошли собственные архивные изыскания автора – мы, по одним этим признакам, можем ожидать, что публике предъявлено масштабное историческое исследование. Так оно и есть. Затем, книга эта написана изумительным слогом – ярким и мощным (увы, но читатель вряд ли поймёт это по моему переводу; «Мальборо», впрочем, издан в электронном виде, его можно купить за невысокую цену и читать в оригинале). Затем, Мальборо жил и действовал в интереснейшее время: судьба его получила начало после реставрации Стюартов, и завершилась уже в царствование ганноверской династии; а этот период, вкратце, стал именно тем временем, когда Англия встала на конституционные основания, в каких осталась почти до Великой войны. За 60 лет английской истории, многостолетние вопросы – баланс власти между королём и парламентом, положение и устройство церкви Англии, партийная система, разделение властей, место Англии в Европе – все эти вопросы, поднятые во времена незапамятные; вопросы, сочащиеся кровью, приведшие к конвульсиям гражданской войны, получили вдруг ответы и ответы эти дали стремительно облекшийся плотью план своеобразной – и прочной – конструкции английской конституционной монархии. И сам Мальборо был одним из тех главных людей, кто выстроили эту конструкцию.

125 глав этой книжки – это история Старой Англии. Я с удовольствием воображаю, как субботним вечером английская семья собирается в гостиной, и старший в роду читает детям выдержки из очередной главы «Мальборо»: достойное чтение. Увы, так не стало заведено. Первый том «Мальборо» вышел в свет в 1933 году, последний - в 1938-м. А мир, в котором было возможно такое семейное обыкновение, рухнул в августе 1914-го.

Во-вторых, немедленно после выхода первого тома, автора принялись уличать и уличают доныне в апологетике Джона Черчилля; в некоторых передержках, подтасовках, умолчаниях, нацеленных на обеление главного героя, на оправдание некоторых его дел. Должен сказать, что критика эта отнюдь не голословна. Всё это есть – апологетика, передержки, подтасовки, умолчания, виртуозная – истинно парламентская! – логика, долженствующая предоставить лорду Мальборо оправдание перед публикой (хотя лорда судят лишь в Лордах, так заведено; так, было дело, судили и самого Мальборо). Но винить в этом автора нелепо. Такая критика узка да и попросту неуместна, потому что идёт против природы человека. Потому что эта книга – во второй своей ипостаси – непререкаемо личный, семейный, интимный документ.

Каждая строка этой книги говорит о том, что Уинстон Черчилль считал своим отцом не неудачливого, пусть и блестящего – мишурным блеском - невротика Рендольфа Черчилля, а Джона Черчилля, 1-го герцога Мальборо. Он советуется с ним; ищет у него утешения; хвалится своими успехами; признаёт поражения; он журит своего собеседника за промахи; а иногда, на правах представителя ушедшего вперёд поколения, – считает персоной с отчасти устаревшими понятиями. Он видит множество совпадений в жизни своей - жизни Уинстона Черчилля, и жизни той, давней, – жизни Джона Черчилля. Уинстону не досталось пэрства, он делал жизнь сам – Джон был из захудалого отростка знатного рода, совсем из мелкопоместных, и пробился своими немалыми дарованиями; Уинстон падал до частной жизни в поместье – Джон падал до Тауэра; Уинстону не давали воевать так, как он хотел – то же и Джону; Джона корили за тушинский перелёт от тори к вигам – что-ж, Уинстон сделал два таких перелёта. Можно продолжить, но оборву перечисление, суть ясна. Сын пишет об отце. Сын защищает отца, опороченного золотыми перьями Свифта, Маколея и прочих: это непререкаемая правда семьи, родства, крови: что значит здесь критика от посторонних людей? Ведь если сын осмелится писать об отце, руководствуясь некими соображениями исторической объективности и правды, то есть истины – он попросту вычеркнет себя из человеческого рода, непристойно явившись «ходячей формулой», по словам того же Карлейля. А Уинстон Черчилль и Джон Черчилль отнюдь не были ходячими формулами. Они были доподлинными, живыми людьми.

Третья ипостась этой книги – портрет самого Мальборо.

Активная часть его жизни прошла между, примерно, 1670 и 1714 годом. В России это конец царствования Алексея Михайловича и время «славных дел» Петра I. Читателю стоит сопоставить обстоятельства российской внутриполитической жизни – в особенности межеумочных петровских конвульсий – с политической конструкцией, росшей в те годы за Каналом. Читателю стоит сопоставить масштаб и значимость Войны за испанское наследство с Северной войной. Читателю стоит сопоставить блистательное созвездие английских политиков того времени с петровским окружением. Не берусь предугадать вывод читателя, но сам я вижу выводом глубокий и дремучий провинциализм тогдашней российской внутриполитической жизни сравнительно с обстоятельствами Англии.

Но всё меняется, если мы сопоставим времена Мальборо в Англии со временами Екатерины в России. Тогда мы видим явления одного калибра. Мальборо, в историческом сравнении, более всего похож на екатерининских вельмож – с их великими талантами, неистовыми проявлениями, ярчайшими пороками и добродетелями. Клио не знает слова «мораль». Клио знает слово «значимость». Но, полагаю, музе истории не чужды и слова «обаяние личности». И обаяние личности 1-го герцога Мальборо таково, что им невозможно не увлечься – я стал совершенно увлечён этим человеком и без того никогда не затеял бы перевода книги Черчилля. Такова третья ипостась этой книги – портрет изумительной исторической персоны.

***

Если говорить о технических аспектах, объём оригинального Мальборо весьма велик: 4 тома, более 2 000 страниц. В 60-х годах прошлого века некоторый историк Henry Steele Commager предпринял сокращение труда Черчилля – сокращённый вариант в (неточно) 2,5 раза короче оригинала, так что я встал перед выбором: с каким материалом работать. Естественно, перевод сокращённого издания потребовал бы куда меньшего труда. И стал бы для меня куда горшим позором – одно дело позориться весьма несовершенным переводом, иное дело – весьма несовершенным переводом кастрированной, изувеченной «сокращением» книги. Не стану распространяться по поводу работы Henry Steele Commager-а. Я имел возможность сравнить – и сравнил. И ограничусь выводом. Поэтому я хотя бы отчасти ушёл от позора и проделал работу над полным «Мальборо».

Кажется, книжка эта под 90-летним копирайтом. Но, как метко заметил дикий скиф у Аристофана: «Нам ета пся рувна». Я человек дикий, мне это всё равно. Я буду выкладывать по главе в неделю – два тома отделаны полностью, ещё два отделываются, по мере хода выкладывания дойдут. Когда буду уезжать, в случае иных отвлечений – буду прерываться. Если прижмут, или если вдруг пойму, что Бог не даёт больше дней – выложу всё чохом, и лови мои тексты, кто сумеет. Этот перевод никем не заказан, никем не оплачен, никому не обещан, не обременён никакими обязательствами. Я делал его из любви к предмету и для развлечения. Вы можете без уведомления использовать его любым образом – да хоть и подтереться им. Или дописать. Или переписать. «Нам ета пся рувна».

Я решил не выкладывать главы по одной, но вести публикацию накопительным методом, прибавляя, каждый раз, по новой главе в хвост прежней публикации. Тем самым, рыскать в поисках глав не придётся. Это будет неуклонно (как я надеюсь) прирастающий материал.

При каждом обновлении я буду давать оглавление тома: какие главы есть, какие ожидаются.

Мне очень не хочется выносить на обозрение плохо свёрстанную книжку. И проще всего мне выкладывать на свою страничку pdf. Так и сделал.

Указания на ошибки и неточности приветствуются. Полемика, имеющая смыслом морализирование, упражнение в альтернативной истории, и вообще «взгляд и нечто» отвергается.

И если моя работа откликнется в ком-то удовольствием от чтения или нового знания, это умножит собственное моё удовольствие от проделанных и предстоящих ещё трудов.

Crusoe.

У.Черчилль, "Мальборо: его жизнь и время". Том 1. Предисловие, Глава 1.

Оглавление первого тома с указанием выложенных глав.

Выложено.
Предисловие к тому 1.
Глава первая. Дом в Аше. 1644-61

Готовится к выкладке.
Глава вторая. Жовиальные времена.
Глава третья. Барбара. 1667 – 71.
Глава четвёртая. Европа при Карле II.
Глава пятая. Под ружьём. 1672-73.
Глава шестая. Администрация Денби.
Глава седьмая. Сара. 1675-76.
Глава восьмая. Женитьба. 1676-78.
Глава девятая. Господин и слуга. 1678-1679.
Глава десятая. Незримый разлом. 1679-82.
Глава одиннадцатая. Принцесса Анна.
Глава двенадцатая. Седжмур. 1685.
Глава тринадцатая. Королевский заговор. 1685-1687.
Глава четырнадцатая. Национальный контрзаговор. 1685-88.
Глава пятнадцатая. Драгонады. 1678-1688.
Глава шестнадцатая. Протестантский ветер. 1688, осень.
Глава семнадцатая. Вторжение. 1688, ноябрь.
Глава восемнадцатая. Революция. 1688, ноябрь.
Глава девятнадцатая. Мальборо и Вильгельм. 1688-90.
Глава двадцатая. Двоемыслие. 1690-91.
Глава двадцать первая. Мемуары короля Иакова.
Глава двадцать вторая. Иллюзии якобитов.
Глава двадцать третья. Семейная ссора. 1691-92
Глава двадцать четвёртая. Тауэр. 1692-93.
Глава двадцать пятая. «Камаретское письмо». 1694.
Глава двадцать шестая. Залив Камаре. 1694
Глава двадцать седьмая. Процесс Фенвика.
Глава двадцать восьмая. Скупость и обаяние.
Глава двадцать девятая. Мир и согласие. 1696 – 98
Глава тридцатая. Мальборо в политике. 1698-1700
Глава тридцать первая. Испанское наследство. 1698-1701.
Глава тридцать вторая. Великий союз. 1701-2
Приложение.
I. Оправдание поведения герцогини Мальборо, составленное Гильбертом Бёрнетом, епископом Солсбери (около 1710).
II. Некоторые наставления историкам, к началу работы над историей герцога Мальборо.
III. Инструкции Вильгельма III к дипломатической миссии графа Мальборо (1701).
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 34 comments
Спасибо!
На здоровье :)
Нижайший поклон и благодарность!
Спасибо!

zalevska

June 16 2016, 03:17:06 UTC 10 months ago Edited:  June 16 2016, 03:17:21 UTC

Потрясающе! Спасибо, предвкушаю с удовольствием. И заодно спасибо за повод вообще вернуться к его текстам!

Читайте с удовольствием!
Это чисто подвиг!
Labor omnia vincit!
Здорово! спасибо большое!
Предисловие со вдовствующей герцогиней особенно порадовало :)
Почитал вот специально - ведь к началу 1896 года Уинстон был уже выскочкой, но пока еще совсем немного, только на Кубу съездил.
В оригинале "upstart", то есть "выскочка", "с претензией", "самонадеянный", "прыщ на ровном месте (чирей на заднице)" и т.п.
Снимаю шляпу!
Шляпы не ношу, так что прикладываю руку к сердцу и отдаю ответный поклон.
Успехов Вам!
Читала первый том на английском с большим удовольствием.
Спасибо большое, а в этом удовольствии мы оказались солидарны.
ох ну вы крутой
Это разве крутость; вот когда я главенствую в застолье! когда рассекаю на шоссейном велосипеде - это да!

shakko_kitsune

10 months ago

Спасибо!
Пожалуйста :)
Ух ты! Спасибо! Можно следелать репост для моего скромного числа френдов?
Можно, без всяких ограничений.
Нет слов!!!!
Их есть у меня, около одного миллиона слов :) Так что получите.
н-да... как жаль, что вы переводите не с конца к началу
Я уже всё перевёл, а теперь публикую. Глумясь.

Но на мой вкус, интереснее всего то, как Джон Черчилль становился и стал герцогом Мальборо. А как он был герцогом Мальборо - общеизвестно.

lev_usyskin

5 months ago

сильный труд
огромное вам спасибо

вам замечательно удаётся передать интонацию Чёрчилля
Большое спасибо, но Черчилль - сильный стилист и мне далеко до него.
Как-то я не осознала, что Вы это сами переводили... Респект и всяческое уважение.

А почему Консуэла, а не Консуэло?
Спасибо большое.

По двум причинам. Во-первых, я ненавижу Жорж Санд, и люблю Марину Цветаеву. Первая написала роман "Консуэло", вторая - стихотворение "Консуэла". Значит, такой перевод имени оправдан, имея хороший прецедент в русской литературе. Во-вторых, по-русски "Консуэло" имеет признак среднего рода, а "Консуэла" уж точно дама!

catherine_catty

1 month ago

crusoe

1 month ago

catherine_catty

1 month ago

crusoe

1 month ago