Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

О традициях.

Никто ничего не понимает. Нет верного ракурса. Нет жизненного опыта. Одно лишь желание серьёзность намерений показать, что полезно лишь идучи под венец – но ведь не то теперь? Академия наук, уважаемые товарищи и товарки – место невыразимо прелестное. Прелестное невыразимо – впрочем, возможно, что-то изменилось с тех времён, когда я работал в академическом институте? А мне довелось. Незабываемые дни, недели, месяцы. Марс днём, Венера ночью… Гм. Вырвалось. Изумительное время. Мы собирались поутру (часов в 12-13) в нашем особнячке и проводили время за чаем, беседами, пирожками с клюквой из лавки по соседству – за ними снаряжали гонца; ещё мы делали туристское снаряжение и ловили мышей. Да. Мы внедрили метод отлова мышей. Мыши мешали. Мельтешили. Грызли туристическое снаряжение, а дамы визжали и прыгали на столы и стулья. А затем надо было успеть к даме на стуле, кто помоложе и полегче, чтобы снимать со стула её, но не даму постарше и поувесистее. Тут надо было дерзать и не медлить. Так вот, если взять высокую лабораторную посуду, вымазать изнутри стенки вазелином, бросить на донце кусочек селёдки и оставить на ночь, обернув снаружи бумагой, – мышь идёт, падает и попадается; а затем… Затем скажу, что все мы были гуманисты применительно к мышам. А гуманизм воспрещает топить в сортире живую мышь. Это мне объяснили в Академии наук. Поэтому мы бросали к мыши ватку, смоченную хлороформом, и только затем топили в сортире. Ещё мы писали отчёты, а формулы для статей рисовались на кальке тушью и подскребались бритвенным лезвием. Ещё у нас был замурованный подвал где, как водится, делали компонент атомной бомбы. В каждом академическом институте Москвы есть замурованный подвал, где делали атомную бомбу. И где бродил т.Берия. Это неотъемлемая от Академии необходимость, как костюм бифитера при Тауэре. Нет костюма – нет бифитера – нету и Тауэра. А когда падёт Тауэр, вороны улетят и Британия падёт. Да, стеклодув мог всего за двести ректификата выдуть заварочный чайник с внутренним конусом!

Постройте рядом новую, а эту оставьте в покое. Москва имеет право на нелепые, иррациональные, бесполезные, но бесконечно очаровательные места пребывания лиц и коллективов по интересам с целью потусоваться ради радости жизни. Все эти здания – от маленьких до огроменных с их тупичками, рассохшимися полами, замурованными подвалами им. т. Берии; эти заброшенные библиотечные накопления; скрипящие лифты; поросшие дикой зеленью дворики; эти кладбища антикварных инструментов; железные шкафчики с облупившимися газовыми баллонами; летучие мыши по чердачным помещениям; эти пыльные стёкла; длинные коридоры; портреты маститых мертвецов… Положительно, люди будут записываться на экскурсию в академию загодя, за год, как в венецианский арсенал, чтобы побродить пару часов по лабиринту комнат между рассохшихся шкафов и поглядеть, как академические насельники с просветлёнными лицами обсуждают наилучший способ уловлять мышей в баночку, пьют чаи и греют провиант для коллективного обеда на бунзеновских горелках. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments