Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Беседа с моим приятелем С.

У меня есть приятель, первоклассник. Он часто задаёт мне вопросы, и ждёт в ответ историю. Я рассказываю истории; он внимает. Вчера вот спросил; я ответил, рассказал – в поучение. И сегодня подумал: не выложить ли? Кто знает, если понравилось одному первокласснику, может понравится и другому? Это был экспромт (наши беседы всегда экспромт), а что до цитирования наизусть перевранных образов Маркса – так я хорошо знаю Маркса.

...
- Дядя Серёжа, где живут пельмени?

- Э… Они роятся. В яблоне, черёмухе, сирени… там где расцветает белым. Они там прячутся. Как пчёлы – ты, кстати, знаешь, что пчёлки роятся вокруг матки? А у пельменей матка - Хинкалий (здесь мама моего юного друга разъясняет ему понятие «хинкали». Он их никогда не кушал-с).

Да, два Хинкалия в пельменнике не уживаются, один вылетает с роем. Тогда крестьяне - пельменники окуривают их паром и ловят сачками.
Лучшие пельмени живут в Пьемонте, и летние утра часто видят, как бравые пельменники идут в рощи и на холмы, с сачками и генераторами пара в виде электрочайников, в широкополых шляпах и с песнею. Страда!

В Японии пельмени роятся в сакуре. Мастер японской поэзии писал:

Пельменей слышу в сакуре щебет –
Как офигительна Фудзияма!

Классическое произведение. Учат в школах, пишут крысиными хвостиками, умокнутыми в тушь, на рулонах рисовой бумаги под плеск сакэ.

Маркс, великий немецкий экономист, не обошёл вниманием пельмень. Он любил пельмени и сосиски. Он обожал их. Однажды он решил: «Если пять пельменей можно обменять на сосиску, значит, в них есть нечто общее? Что это – Огого! Это меновая стоимость! Она есть тот сгусток труда, что не проглядывает ни сквозь шкурку пельменя, ни сквозь оболочку сосиски – и самую тонкую. Но сам пельмень не знает, что имеет меновую стоимость, не сопоставившись с сосиской – и наоборот: сосиска не познает себя, когда не взглянет на пельмень. Пельмень познаёт себя в сосиске, сосиска – в пельмене»*
_____
* Капитал, т.1.

Великий был экономист. Коренастый, смуглый, буйный, с пышной бородой. В бороде часто застревали пельмени: он любил их. С пивом и просто так. Создатель теории трудовой стоимости. В Британке есть его скамья, с табличкой. И Дарвина есть, с табличкой.

Да, Дарвин! Он открыл нам, отчего пельмени носят оболочку из теста. Это эволюция; это он открыл, путешествуя и соображая.

Родина пельменей – Левант. Край у Средиземного моря. Прежде, пельмени были без теста – как фрикадельки и роились в оливах, между оливок – чтобы стать незаметными. Мимикрия, соображаешь? А оливки ведь тоже тёмные шарики, так что у пельменей выходило прятаться. Да-с.

Левантинцы были лакомы до пельменей и поголовье пельменей падало. Сказать по правде, пельмени исчезали с лица земли.

А левантинцы – мужики обожали воевать. Бывало, наделают себе медных щитов, длинных копий, наденут на голову по кастрюле и ну рубиться с маху; а жёны их, тем временем, сидючи дома в скуке, ели булочки и толстели. И приходит левантинец-воин домой, а там жена, толстая и ленивая, навроде гиппопотама.

- Тьфу! – говорили левантинцы – Что за корова! – Сорились с жёнами, уходили из дому. Некоторые, оголодав, пытались даже откушать от упитанной супруги. По стране покатились семейные ссоры, запахло каннибализмом (это людоедство так называется), дети не рождались, население угасало.

И тут верховный понтифик Леванта (такой жрец-император), встав на высоту положения, повелел: «Под страхом смерти женщинам мучного не есть!» И пельмени, роящиеся в оливах, нашли здесь путь к спасению и принялись эволюционировать, облекаясь в шкурку из теста. Женщины Леванта боялись есть такое – суров был понтифик – и так пельмени дожили до наших дней.

В Италии до сих пор говорят «Мементо пельменто» - в смысле, «Не обжирайся». Это мудрость, соображаешь? Теперь понял, откуда пельмени?

- Клёво!

Последнее польстило моему авторскому самолюбию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments