Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

В юбилейную годовщину.

Три вида оружия.
А сало... русское едят!
(С.Михалков)

Потрёпанные морем корабли оставались за пределами зрения, Великая армия так и не увидела их дальний строй – но именно они встали между Наполеоном и мировым господством
А.Мэхен. «French Revolution and Empire».


1. Общее место.
«Наполеон пошёл на Россию, чтобы возвратить Александра в систему Континентальной блокады» - это правда; но правда, выраженная лапидарной банальностью, общим местом. И если посмотреть, что кроется за занавесом этой, теперь прописной истины, можно увидеть превосходную историческую интригу. Что для этого нужно? Горсточка цифр.

Итак, цель Наполеона – одолеть Англию; для этого он выстроил блокаду, а Россия продаёт товары в брешь… и как широка эта брешь?




Возьмём торговые обороты Россия – Британия, 4 потока в терминах ввоза-вывоза:
Поток ввоза-вывоза Россия-Британия, к общему обороту импорта-экспорта этих стран: (данные таможни, т.наз. "official value"). {1}

t1

По этим данным выходит так: Россия чрезвычайно зависит от Британии – покупателя русских товаров; весьма зависит от английского импорта – а Британия почти не чувствует России, как покупателя и едва ли опечалится, потеряв Россию-продавца – русский ввоз в Британию не доходит и до 10% от общего импортного потока на Английские острова. Выходит, Наполеон шёл не крушить Англию, но безо всякого стратегического смысла наказывать Россию? Англия, владея морями, оправится от потери русского ввоза, а вывоз товаров в Россию ничтожен; что до России, потеря английского рынка станет для александровой империи фатальной.

Ещё большее недоумение приходит за сравнением оборота Россия – Англия и Франция-Англия накануне войны. В самом деле, начиная с 1809 года, Франция могла напрямую торговать с Британией по системе т.наз. «лиценций» - и торговала. {2}, {3}, {4}

t2

Что же получается – цифры оборота Россия – Англия и Франция-Англия сопоставимы, однако Наполеон не принял во внимание этого обстоятельства – оглашённого, к тому же Александром I – и пустился в тяжкое предприятие русской кампании, имея такую же дыру в блокаде на собственной береговой полосе? Не проще ли было выдать некоторую «лиценцию» Александру и урегулировать дело миром, введя торговлю в условленные межгосударственные рамки?

Истина, выраженная в начале этого очерка уже не кажется таковой; однако вся историческая прелесть этого эпизода вскрывается при анализе структуры русского вывоза в Британию.

2. Что возила Россия в Англию?
Состав русского экспорта в Британию. {5}

t3

72% российского экспорта в Англию – три позиции: лён, сало, пенька.

Посмотрим на другой берег – насколько весом ввоз из России в британском импорте трёх этих товаров: сало, пенька и лён? {6}, {7}

Лён.

t4

Пенька

t5

Сало
t6

Итак, это уже не односторонняя зависимость России от Британии. Это прочнейшая взаимозависимость двух стран по торговому обороту в три товарные позиции – и какая зависимость!

Лён и пенька – это флот. Это паруса и такелаж Королевского флота и торгового флота Британии. При Трафальгаре, британским флотом двигали паруса из русского льна; такелаж из русской пеньки стоял на английских крейсерах; полотна и канаты из России привели Веллингтона на Пиренейский полуостров, позволили английским торговцам вольготничать по всему свету, «встали между Наполеоном и мировым господством», ограничив аппетиты французского грабителя высасыванием Континента.

А сало, «tallow», - это свечи, мыло и смазка машин. Тех машин, что двигали Британию по 19-му веку, в то время как Наполеон – монарх стремительно деградировал до политических обыкновений 18-го столетия.

В немногих словах, торговля по-лиценциям и русская торговля с Англией имели категорически разную направленность. Русский товарооборот – не сахар или ром, не рис или шёлк, не кофе или перец – но стратегические военные материалы. И Бонапарт пошёл перекрывать не простую прореху в блокаде – а продажу Англии средств войны.

Всмотримся ещё раз в цифры ввоза. Судя по ним, Россия воевала с Францией постоянно и непременно – до Тильзита и после; до Эрфурта и после; безотносительно ко всяким словам и движениям Наполеона с Александром; безотносительно к умным или недальновидным – как считать – действиям Сперанского, Мордвинова etc; и воевала оружием, что сильнее меча – экономическим оружием. Только оружие это было не в руках государей – а в руках «мужиков торговых», как метко выразился Иоанн IV. И это оружие – почти абсолютное – никогда не переходит к венценосцам, потомственным или выборным. Им не дано носить такую шпагу. Что есть Наполеон перед лицом Смита или Сэя или купца-льноторговца Иванова? Пустое недоразумение.


3. Продолжение экономики военными средствами.

Таким образом, Бонапарт должен был пресечь вывоз трёх товарных позиций из России в Англию. Как он мог это сделать?
Он мог предложить России услуги покупателя вместо Англии. Но ведь это товары для флота, а у Франции флота нет? Да и моря нет, чтобы всё это возить – морем правит Британия. Что-ж, есть обыкновение торговых войн – покупать и сжигать товары, не увозя далеко; это обошлось бы Бонапарту недорого - 20 – 40 миллионов франков в год (полное замещение экспорта России в Англию и британского импорта в Россию). Но, судя по всему, такая мысль его не посетила. Он ведь не привык платить. Он привык высасывать все соки из вассалов, в угоду «старым департаментам».

Затем, если речь идёт уже о войне, он должен был занять пункты вывоза – порты – своими гарнизонами, как делал это по всей Европе. Откуда Россия возила в Англию – из балтийских портов, именно: Санкт-Петербург, Рига, Нарва, Ревель, Либава.

Относительная значимость указанных портов такая:

Торговля из балтийских портов, в сопоставительном к обороту выражении: {8}

t7

Т.е. первая цель – Петербург; но Бонапарт – такова была его стратегическая привычка, отмеченная всеми военными классиками – городов осаждать не любил: он прежде громил армию в поле, а города сдавались сами. Собственно, он и пошёл ловить русские армии – и не поймал ни одной, наоборот – при Бородине Наполеон стал вынужден штурмовать полевые укрепления, никак не входя в маневренный бой. Затем – впрочем, что было «затем» общеизвестно. Суть в одном – взять Петербург и усидеть в Петербурге либо на подходах к Петербургу, на русских пространствах со слабыми коммуникациями, между несломленной русской армией с непреклонным Александром во главе и британским флотом на море он не смог бы никак. А новый договор с Александром – случись он осенью 12-го года – кончился бы так же, как Тильзит (см. цифры ежегодного вывоза в Британию).

Но экономическое оружие бьётся оружием сильнейшим – любовью к свободе. Так что у Бонапарта был шанс. Стоило лишь расстрелять (как герцога Энгиенского) или заточить (как Карла и Фердинанда Испанских) должное количество Романовых; затем объявить крестьянам волю; затем убираться восвояси. После этого, Россия – объятая несомненной смутой – надолго перестала бы возить по морю всякие товары. Предполагаю, что такое было по плечу революционному генералу – корсиканцу Наполеоне Бонапарте; но не императору Наполеону I, кто играл в «войну и мир – забавы государей». И он не смог справиться с вывозом в Англию льна, пеньки и сала. Потому что рубль бьёт меч; а любовь к свободе бьёт рубль – но у Наполеона не нашлось ничего лучше меча.

{1}Васильева С.А., Англо-русские экономические отношения в условиях континентальной блокады 1806 --1812 гг. Диссертация на соискание ученой стенени кандидата исторических наук. Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина, 2005 г. С 203 табл. 5-8 и С 221 табл. 38-41

{2} Васильева, Англо-русские отношения… С 221 табл. 38-41

{3 }Naval Blockades in Peace and War an economic history since 1750, Lance E. Davis, Stanley L. Engerman. Cambridge University Press, 2006. С 47 табл 2.8, С 49 табл 2.9

{4} Шторх П.А. Материалы для истории государственных денежных знаков в России с 1653 по 1840 год // Журнал Министерства народного просвещения, 137, 1868, С 829

{5} Пак Чжи-Бэ, Российский экспорт в Великобританию в 1760-1825 гг. Диссертация на соискание ученой стенени кандидата исторических наук. Санкт-Петербургский Институт истории РАН, 2005 С 73 табл. 2.6.

{6} A history of prices, and of the state of the circulation, from 1793 to 1837 by Thomas Tooke, London, 1838. vol 2 page 391

{7} Васильева, Англо-русские отношения… С 218 табл. 33

{8} Васильева, Англо-русские отношения… С 206 табл. 11




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 41 comments