Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Видно, как в глубине сцены поселяне носят свои пожитки в кабак.

Возможно – и должно быть – кто-то уже отмечал, что шумная (теперь приутихшая) полемика резунистов – антирезунистов о том самом, пресловутом превентивном ударе Сталина по Германии, имеет исторический прецедент в мемуарах Вильгельма II.

Отставной кайзер изложил в мемуарах 12 свидетельств превентивной агрессии со стороны Антанты. Вот, например:



9. Русские военнопленные из Сибирского корпуса, захваченные в Восточной Пруссии, показали, что они летом 1913 г. были отправлены по железной дороге в окрестности Москвы на царские маневры. Маневры не состоялись. Однако войска не были отправлены обратно, а были размещены на зиму в окрестностях Москвы. Летом 1914 г. они были передвинуты в окрестности Вильны, где должны были состояться большие маневры в присутствии царя. Они были расквартированы в Вильне и окрестностях, и вдруг им были выданы боевые патроны (военное снаряжение) и было сообщено, что началась война против Германии. Почему и для чего, - этого они не могут сказать.

Или вот:

3. В конце марта 1914 г. генерал Щербачев, начальник Военной академии в Петербурге, произнес речь перед своими офицерами, в которой между прочим сказал: "Война с державами Тройственного согласия стала вследствие направленной против интересов России балканской политики Австро-Венгрии неизбежной... В высшей степени вероятно, что война разразится еще этим летом. России выпала честь броситься в наступление".


У Суворова, впрочем, как помнится, было о кожаных сапогах и картах? Извольте; вот шинели и карты от Вильгельма – с ответом Асквита.

Вильгельм: (Вильгельм II. Мемуары. События и люди. 1878 – 1918, М., 1923)

12. При наступлении в 1914 г. наши войска нашли в Северной Франции и на бельгийской границе большие склады (stores) английских солдатских шинелей. По словам жителей, эти шинели были сложены здесь еще в последние предшествовавшие войне годы. Английские пехотинцы, взятые нами в плен летом 1914 г., большей частью не имели шинелей и на вопрос - "почему" довольно отвечали наивно: "We are to find our great coats in the stores at Maubeuge, Le Quesnoy etc. in the north of France and in Belgium" ["Мы должны были найти свои шинели в складах Мобежа, Ле-Кенуа и т.д. в Северной Франции и Бельгии"]. Так же обстояло дело с картами. Нами была найдена в Мобеже масса английских военных карт Северной Франции и Бельгии; некоторые экземпляры были мне представлены. Названия мест были напечатаны по-французски и по-английски, и на полях все обозначения были переведены для удобства солдат, например, moulin-mill, pont-bridge, maison-house, ville-town, bois-wood и т.д. Эти карты были изданы в 1911 г. и отпечатаны в Саутгемптоне. Англия открывала свои склады во Франции и в Бельгии с разрешения французского и бельгийского правительств еще до войны. Какая буря негодования разразилась бы в Бельгии, этой "нейтральной стране", и какой шум подняли бы Англия и Франция, если бы мы захотели в мирное время устроить в Спа, Люттихе, Намюре склады немецких военных шинелей и карт.

Сэр Генри Асквит, «The Genesis of the War», New York, 1923. Пер. мой.

Ознакомившись с этой удивительной историей, я немедленно обратился за отзывом к одному известному нашему генералу – он был важнейшим деятелем при подготовке и, затем, переправе Экспедиционных сил. Привожу существенную часть его ответа:

«Первый транспорт со всяким военным снаряжением прибыл в Гавр 9 августа (1914) и не вёз ни карт, ни шинелей. Мы не могли свободно складировать грузы в северо-восточной Франции; но если было бы иначе, ни один военный человек не стал бы отгружать туда две указанные позиции прежде других вещей. Обыкновенно армия испытывает великую нужду в другом – в боеприпасах и питании. В довоенных переговорах двух Генеральных штабов, главной базой – на случай высадки Экспедиционного корпуса во Франции - стал выбран Гавр. С началом войны место сосредоточения вновь оказалось предметом обсуждения, переговоры шли до 12 августа и, в самый последний момент, закончились полным изменением плана по причине переброски французских войск из Лотарингии на север. В конце августа стояла необычно жаркая погода, и некоторые наши люди, измотанные непрерывными дневными и ночными маршами, бросали ненадёванные, выданные при мобилизации шинели. Возможно, что в тех или иных местностях их подобрали и разобрали французские крестьяне».



Я ни в коей мере не ищу правды – и неправды – в утверждениях кайзера и британского премьера. Полагаю, тема превентивного удара, предвоенной провокации и прочий всякий резунизм – антирезунизм бытовали и во времена Пунических войн и даже раньше.

Но один незыблемо правдивый пункт, историческая истина здесь есть – крестьяне безусловно подбирали и, так сказать, приватизировали оставленное армиями военное имущество. Иначе и быть не может.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments