Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

Мудрость Раджи.


Мудрость раджи.

Шёл третий день разгрома дачи.

Значит, осталось ещё восемьдесят девять дней экзекуции. Восемьдесят девять дней летних вакаций.

Избежать этого было невозможно – явления природы человеку неподвластны. Наказать виновных было невероятно, ибо два ангелочка – девятилетний Александер и Джулия шести от роду годов - встречали все попытки, и даже поползновения на попытки наказаний личинами Трепетной Субтильности и Оскорблённой Невинности перед Истязателями. И никто в доме не мог занести руку с ремнём на такие личины - пусть и неподдельно фальшивые.

Теперь в коридоре хрипло выла губная гармоника, и раздавались крушащие удары по дощатым стенам. Големба открыл дверь. Поперёк коридора моталось его собственное пальто на четырёх ногах и с хоботом-рукавом. Хобот трубил звуками губной гармоники. На спине драпового слона сидела Джулия и разила стены остриём какого-то садового инструмента.

- Что такое? – рявкнул Големба.

- Я – махаут! – ответственно сообщила Джу. – А это боевой слон раджи раджтьфурского.

- Кого?

- Раджи тьфурского.

Слон вздыбился, сбросил махаута, садовый инструмент и драповую шкуру.

- Он не видел книжки – объяснил Александер.

- Сейчас – Джу кинулась вниз, в детскую.

На обложке был нарисован слон – белый, огромный, выше пальм, дворцов с куполами и башнями. На спине слона удобно уместились погонщик с пикой, раджа раджтьфурский в чалме и с ружьём, девушка с косами и некто вроде поджарого жёлтого кота.

- Это гепард – объяснил Александер. – Он охотился с гепардами. Вот этот рассказ: «Королевская антилопа». Они гнались за ней целый день! И гепард догнал антилопу, когда ему строго приказал раджа.

- Так – сказал Големба, пробегая глазами рассказ «Королевская антилопа».

- А у нас есть мыши? – отчего-то спросила Джу.

- Нет – ответил Големба.

- А слоны боятся мышей. У раджи было пятьсот боевых слонов. И всех за одну ночь съели мыши. Когда утром пришли погонщики, у всех слонов оказались отъедены пальчики!

Джу наморщилась, собираясь плакать.

- Не горюй – участливо сказал Големба. – Это враньё. И про охоту сказки.

- Мыши не едят слонов?

- Мыши едят. Только слоны при этом буйствуют. Пятьсот слонов разнесли бы весь – эээ – все конюшни, не дожидаясь утра. Потом, слон – животное дорогое. Как ты думаешь, раджа стал бы держать пять сотен слонов с толпой, наверное, погонщиков и поскупился на десяток котов?

- А гепард? – запальчиво вступил Алекс.

- Гепард. Гепард в самом деле бегает очень быстро. Но очень недолго. Он выпрыгивает из засады на ту же антилопу и делает рывок – быстрый, но краткий, а там – как повезёт. Гепард не может бежать шесть часов. Или даже час. А здесь написано – «Целых шесть часов неутомимые гепарды неслись за королевской антилопой». Это невозможно. Это сказки. Что ещё в этой книге?

Големба решил подробнее узнать, какие места в истории раджи привлекли ангелочков. Узнать сценарии дальнейшего буйства казалось полезным делом. Нет ли тут истории поспокойнее?

- А кто такой ростовщик? – поинтересовалась Джу.

- Ну, это точно сказка – отрезал Александер. – Туземское суеверие. Язычники

Големба распознал в последних словах лексикон воцерковленной гувернантки Марты. Ростовщик? Как ответить? Он пробежал глазами рассказ «Раджа и семь ростовщиков», хмыкнул и принялся читать заново, уже внимательно.

- Ну, что ты? – заскучавшая Джу дёргала его за штанину.

- Тихо. Сейчас. Так. А вот это – правда. Этот раджа был вовсе неглуп.

- Какая правда? Ты что, веришь в Ганумана?

- Нет. Я верю в ум человеческий. Раджа был умён и хитёр. Он оставил вам загадку, а вы не разгадали её.

- Расскажи! – взвыли ангелята.

- В общем так. Городу досаждали семь ростовщиков, горожане жаловались радже. Ростовщик, Джулия, это человек, дающий в долг деньги за плату, причём плата эта растёт ежедневно. Ты отдаёшь долг – ан нет, за тобой ещё плата. Ты отдаёшь плату – ан нет, уже выросла плата на плату. И так далее. Человек может всю жизнь платить такому ростовщику, выбиваясь из последних сил, а многие просто уходят по миру, лишаются всего. Понятно?

- Ну, да – фальшиво согласилась Джу. – И что, где загадка?

- Автор пишет – продолжил Големба, - что раджа предложил семи ростовщикам семь пергаментов с семью указами-прощениями, за всё, что они сделали, если ростовщики согласятся пройти двадцать миль босиком до храма бога Ганумана и молиться там двадцать дней; «дни в святилище – сказал раджа – исцелят их от стяжательства. Но горе тем, кто не пойдёт! Кто не выдержит молитвы! Кто утеряет пергамент! Но те, кто дойдут до храма, те кто выдержат молитву, могут, вернувшись домой, открыть шкатулки, вынуть указы-прощения и жить честными людьми». Сколько ростовщиков согласились, милые мои?

- Все семь – с готовностью ответил Александер.

- И что с ними стало после возвращения?

- Один повесился – начала загибать пальцы Джу – двое утопились, ещё один отравился – это будет четыре ростовщика – а остальные исчезли из города.

- Так сколько было остальных? – поинтересовался Големба.

Джу тотчас приняла вид Трепетной Субтильности и Оскорблённой Невинности перед Истязателями. Александер на всякий случай сделал то же самое.

- Так отчего же они все начали топиться, давиться, травиться и исчезать?

- Гануман… - невнятно высказался Александер.

- Указ – пискнула Джу.

- Нет. Они просто оказались разорены – ответил Големба. – Они вернулись и не нашли своих богатств. Так вернее всего предположить, если не веришь в Ганумана. А я не верю в Ганумана. Те, кто кончили с жизнью – разорились; те, кто исчезли – испугались. Полагаю, после того как вскрыли шкатулки. Да, вы обратили внимание на следующие слова: «…дома их быстро обратились в труху и горожане сожгли остатки».

- Раджа ограбил ростовщиков, пока они были в храме? – предположил Александер?

- Раджа дал им неправильный указ? – догадалась Джулия.

- Нет. Давайте так – прочтите последнюю страницу книги и попробуйте догадаться ещё раз.

Дети, шевеля губами, и тыкаясь друг в друга носами, перечли страницу. Увы. Они не нашли там ключа и обиделись.

- Ладно – сказал Големба. – Читаю теперь сам: «Раджа не имел наследника и после его кончины город пришёл в упадок; жители разбежались, термиты подточили постройки, осенние дожди покончили дело. Остались лишь каменные груды на месте величественных дворцов»

- И там ещё прыгают макаки! – возрадовался Александер. – Можно, мы с Джу поиграем в макак?

- Нет! – отрезал Големба. – У меня скоро послеобеденный сон. И просто - нет. И всё тут.

- Так Гануман? – кажется, Джу заинтересовалась.

- Так термиты – ответил Големба. – Термиты, огромные муравьи. Вот, глядите.

Ангелята зачарованно уставились на сильно увеличенное изображение мерзостного насекомого в энциклопедическом словаре Голембы.

- Видите, написано: «Вред, приносимый  термитами человеку, может быть очень велик, так как они протачивают постройки, корабли, всевозможные вещи и уничтожают пищевые запасы. При этом очень часто вред от них сначала не замечается, так как, избегая света, они протачивают ходы внутри и поэтому опасность может быть открыта иногда слишком поздно». И ещё – древние индийцы считали их работниками бога Ганумана.

- Двойные стенки, очень просто. В шкатулках были двойные стенки, изнутри – тоньше, снаружи – толще; в стенках дырочки, замазанные воском или мёдом, а между стенок – несколько горстей термитов. Сначала они проели замазку внутрь и закусили пергаментом (думаю, раджа намазал и его чем-то вкусным), а затем – съели пробки наружу и…

- И?

- Где вы прячете самое ценное, что у вас есть?

Джу и Александер тотчас приняли вид Трепетной Субтильности и Оскорблённой Невинности перед Истязателями.

- Да, понимаю. Но не спрашиваю. Вы прячете ценное в хранилище ценностей. Так и ростовщики спрятали шкатулки в своих заветных сундуках. Вместе с главным своим богатством – расписками должников. А когда вернулись через двадцать дней – от расписок осталась одна труха, а весь дом уже скрипел, подточенный термитами. Они поняли, что стали нищими и принялись топиться, травиться, вешаться и разбегаться. Никто не захотел стать честным – хотя и стал бедным.

- Но у них ведь остались какие-то золотые рупии? – резонно заметил Александер.

- Возможно. Но уже не стало грамоты. Раджа ведь сказал – горе тем, кто утеряет пергамент! Они открыли шкатулки, чтобы вынуть указы-прощения, но нашли только труху. А соседи сожгли потом дома, чтобы термиты не пошли на них – а зачем им иначе жечь ценное имущество? Этот раджа был умён, даже очень.

Казалось, дети потеряли интерес к этой истории.

- Можно мы поиграем в охоту с гепардом? – заканючила Джу. – Гепардом будет кошка на привязи. А щенок Рекса – антилопой. Мы привяжем ему рога…

- Запрещаю играть в гепарда кошкой на привязи – твёрдо сказал Големба. – Запрещаю привязывать щенку Рекса рога. Играйте в тихие игры! Тихие игры – разрешаю.

***

Рёв и вой потрясли дом в пятом часу утра. Големба слетел на звук вниз, по хлипкой лестнице, опасно потрясая в воздухе заряженным револьвером. В утреннем сумраке у освещённого дверного проёма в комнату богобоязненной гувернантки Марты толпились злые и неодетые прислуга и дачники. Марта сидела на смятой постели. Она чесалась, ревела и выла.

- Должно быть, они не делали двойных стенок – размышлял Големба, глядя, как по кровати Марты снуют здоровенные муравьи. – Просто запустили их в коробочку с Мартиными леденцами от кашля. Весь вечер тихо было – ловили. В муравейнике у компостной кучи. Там самые крупные. Кровать посыпали сахарной пудрой. Тихие игры…

Он резко обернулся и даже хотел что-то сказать вслух, и сказал бы – но осёкся перед укоризненными взглядами четырёх влажных глаз и двуединым, несокрушимым видом Трепетной Субтильности и Оскорблённой Невинности перед Истязателями.

 




Сотовые телефоны и многое другое: фотоаппараты canon. Купи/продай фотоаппарат Canon.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments