Crusoe (crusoe) wrote,
Crusoe
crusoe

О любви британцев к законам...

... или принцип против денег.


Наиболее существенным для России вознаграждением за её затраты… (за войну 1812-15гг – Crusoe) явилось принятие на себя Англией и Голландией по конвенции 7 мая 1815 г. части уплат по русскому (голландскому) внешнему займу. Сумма долгов по этому займу за сделанными начиная с 1798 г. погашениями была исчислена к 1815 г. в 83 100 000 гульд. К этой сумме по Выс указу 14 окт. 1815 г. было присоединено ещё 18 000 000 гульд., составляющих проценты, неуплаченные по этому долгу в 1812—15 гг. по случаю военных обстоятельств,— проценты на эти проценты и наконец особая бонификация держателям облигаций…

 Из этого долга … в силу упомянутой конвенции … 25 000 000 гульд. приняло на себя … правительство Великобритании и … 25 000 000 гульд. правительство Нидерландов, так что на долю России остался долг в 51 100 000 гульд.

 Самая ответственность по долгу перед кредиторами осталась на России; Англия же и Голландия обязались только взносить следуемые с них суммы в распоряжение русского правительства (через русского агента в Голландии). Характерно, что в конвенцию было включено условие, по которому принятые на себя русским, английским и голландским правительствами обязательства должны были оставаться в силе, если бы даже договорившиеся державы вступили между собою в войну, и в то же время включено и другое условие, что «выдача сумм, в коих обязались их Величества, долженствует прекратиться, буде—от чего Боже сохрани—его Нидерландское величество лишится состоящих ныне в его державном владении Бельгийских провинций прежде совершенной уплаты означенного долга». Таким образом, принятие на себя Англией и Голландией русского долга ставилось в зависимость от условия, соблюдение которого не зависело от России. Мало того: так как обязанной перед кредиторами оставалась Россия, то Английское и Нидерландское правительства могли даже и по произволу отказаться от производства принятых ими на себя по договору платежей русскому правительству.

 Действительно, когда в 1830 г. Бельгия отделилась от Голландии…, Нидерландское правительство тотчас же прекратило взнос причитавшихся с него русскому правительству платежей (хотя собственно конвенция 7/10 мая 1813 г. имела в виду присоединение Бельгии к Франции или к какой-нибудь другой державе, а не выделение в самостоятельное государство, проистекшее вследствие злоупотреблений Нидерл. правительства), и Россия с 1832 г. снова была вынуждена все оплаты по упадавшей на Голландию части займа принять на свой счет… .

 В Англии вопрос о прекращении платежей, причитавшихся по её части займа, был поднят в 1832 г. лордом Гренвилем (контролером казначейства); но юрисконсульты, которые были запрошены по этому поводу парламентом, дали ответ в том смысле, что сложение английским правительством принятых им на себя обязательств не соответствует духу конвенции 7 мая. Мнение это было принято английским правительством, и уплаты, причитающиеся русскому правительству, были им производимы всегда со строжайшею аккуратностью, а в 1891 г. с окончательным (досрочным) погашением Россиею займа Англия сполна внесла следуемые с неё суммы и погашение своей части.

(П.П.Мигулин, Русский государственный кредит Т 1 С 63-65).

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments